Авторизация

E-mail:
Пароль:
Проект «Закон Божий»

Молитва undefined (часовня)
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Православная библиотека
Каталог православных сайтов
Православный интернет магазин Русский Паломник. Православные книги, фильмы, аудиокниги, песнопения
Православные выставки ярмарки
Официальный сайт Нарвской и Причудской епархии / Narvaeparhia.ee
Православные праздники

баннер Подберезье

и это Подберезье
облачение священника, церковные облачения
 

Официальный сайт Нарвской и Причудской епархии / Narvaeparhia.ee
Официальный сайт Нарвской и Причудской епархии / Narvaeparhia.ee

Благочинный Великолукского Округа Игумен Савватий. Духовенство Великолукского Округа. Настоятель Храма Святой Троицы Подберезье Иеромонах Софроний и его помощники по Храму.

 

 

Духовенство Великолукского Благочиния во Главе с Благочинным Великолукского Округа Игуменом Савватием. Февраль 2010 года. Собрание в кадетском корпусе города Великие Луки.

Иеромонах Софроний в миру Пастухов Степан Иванович. Родился в 1965 году в Свердловской области. Окончил Малиновскую Среднюю Школу в 1982 году. Служба в армии 1983-1985 годы, военная специальность радист двусторонней связи. Образование высшее физико математическое. Крестился в 25 лет. Крестил Протоиерей Александр Иванович Пивоваров( смотрите о Протоиерее Александре ниже или в разделе интересные люди). Окончил Псковское Духовное Училище. 24 июня 2013 года окончил полный курс  Рязанской Православной Духовной Семинарии на хорошо и отлично. Написал и защитил на отлично дипломную работу по теме: ,, Нравственность философии Артура Шопенгауэра и Христианская этика: Сопоставительный анализ,,.(читайте исследовательские работы иеромонаха Софрония в разделе: исследовательские работы). Постриг в Иноки в Свято Троицком Чуфаровском Монастыре Мордовии Схиархимандритом Феофаном Даньковым при Настоятельстве Игумена Лазаря (ныне Епископ Нарвский). Некоторое время Схиархимандрит Феофан Духовник Иеромонаха Софрония. Рукоположен в 1995 году Епископом Варсонофием Саранским и Мордовским. В настоящее время Священноинок, Клирик Великолукской и Невельской Епархии. Правящий Архиерей Преосвященный Сергий Епископ Великолукский и Невельский. На Псковской земле Благословлён Старцем и Духовным  Отцом Николаем Гурьяновым. За время пребывания на Псковской земле основная деятельность служение и восстановление Храмов. Всегда на трудных участках Псковской области. Чудным образом реконструирован Храм в посёлке Бежаницы, село Выбор Новоржевского района, руководство строительством Храма Пророка Илии деревня Устье в Островском районе ( В разделе Отца Николая Гурьянова упоминается этот Храм и раб Божий Василий) и вот уже тринадцатый год восстановление Храма в селе Подберезье и помощь в руководстве строительством Храма Святителя Николая в селе Гоголево Локнянского района. 

Послушник Свято Троицкого Храма Александр. Исполняет обязанности Пономаря и Чтеца. Всегда обязательный и исполнительный. Очень вежливый и воспитанный.

Бывший Послушник и Пономарь Храма Святой Троицы Георгий Иванович Минаев. Множество добродетелей в одном человеке и даже всего не описать. Отошёл ко Господу летом 2011 года о чём скорбит весь Приход Храма Святой Троицы села Подберезье.

Слева направо: Татьяна Григорьевна Поликарпова (лежит в Подберезинской социальной больнице) Староста Храма. Нина Павловна Бойцова Казначей Храма ( отошла ко Господу в 2012 году ). Исполнительные и целиком преданные Храму помощники.

В центре фото  Евгения Михайловна Кудрова исполняющая обязанности повара Храма Святой Троицы. Исполнительная и очень ответственная.

Послушник Храма Киселёв Александр Викторович и Иеромонах Софроний в Боровском мужском Монастыре. В руках Иконы Благословлённые Старцем Схиархимандритом Власием.

Гуляев Анатолий. Бывший Помощник. Отошёл ко Господу в 2006 году. Труженик и всегда испонительный. Был предан Церкви.

Анатолий Гуляев у Церкви и Причастие Анатолия Гуляева.

Певчие Храма Святой Троицы: Ольга, Лидия, Евгения.

Биография Отца Александра Пивоварова Крестившего иеромонаха Софрония.

Протоиерей Александр Иванович Пивоваров родился 8 июня 1939 г. в православной благочестивой семье в г. Бийске Алтайского края. Был крещён в младенческом возрасте.

В 1946–1956 гг., успешно учился в средней школе, окончив 10 классов, он поехал в город Загорск поступать в Московскую семинарию. Документы не приняли, так как будущему студенту семинарии  не исполнилось 18 лет. В Бийск Александр уже не вернулся.

В 1956–1957 гг. работал в городе Золотоноша псаломщиком в Никольском храме.

1957-1960 гг. — учеба в Одесской Духовной семинарии. Приняли сразу во второй класс. Там Александр старался нести различные послушания, чтобы заработать немного денег не только для своих нужд, но ещё и послать посылочки с гостинцами домой. Трудился в библиотеке; с любовью и умело помогал на кухне в своё дежурство — за это его очень любили повара. 13 декабря 1959 г. его, как и других учащихся четвёртого класса, постригли в чтеца.

Окончив семинарию по первому разряду, в 1960 г. приехал в распоряжение Управляющего Архиерея Новосибирской епархии. Владыка Донат (Щеголев) благословил жениться.

8 июля этого же года состоялась  регистрация брака с Погребковой Ниной Ивановной в загсе г. Новосибирска. 13 июля — торжественное венчание Александра и Нины в Успенском храме г. Бийска. Храм был полон народом, венчание совершалось собором всего духовенства при пении хора. Это событие надолго запомнилось жителям небольшого города. Свадьба в доме родителей жениха:  невеста в белом длинном платье и с фатой на голове, собралось много родственников, также духовенство, приглашенные певчие. Соседей были поражены, что так много народу, весёлые, все поют, нет пьяных, и дело обошлось без скандала!

17 июля — рукоположение Александра во диакона в Вознесенском кафедральном соборе г. Новосибирска. Неделю отслужил диаконом в соборе. Все отметили, что ставленника не надо учить, служит так хорошо, словно уже давно всё знает.

В следующее воскресенье 24 июля в день памяти святой равноапостольной княгини Ольги — рукоположение во иерея к храму в честь Покрова Пресвятой Богородицы г. Красноярска. До конца своих дней отец Александр чтил святую Ольгу за то, что в день её памяти он сподобился сана священства — исполнилась его давняя мечта. В будущем он старался всегда в этот день служить Литургию.

В Красноярске было две православных общины — Покровская и Никольская. В Октябрьском районе на кладбище маленький деревянный храм во имя святителя Николая. Покровская община имела два храма: в центре города на ул. Сурикова — храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы и приписной Троицкий кладбищенский храм на Покровской горе (построен в 1848 г.) в Центральном районе. В Никольском храме служил один священник, а в Покровском храме — четыре. В воскресные и праздничные дни в Покровском храме служили две Литургии, так как храм маленький и низкий, как многие старинные приходские храмы в Сибири, а прихожан много. Здесь служил благочинный Красноярского благочиния протоиерей Вадим Красноцветов. В храме было два хора. Всенощную пели вместе — антифонно, как обычно, а Литургию поврозь. Малый хор пел раннюю Литургию в Покровском храме и потом с другим священником переезжали в Троицкий кладбищенский храм, и там служили вторую Литургию. Так как надо было обслуживать два храма, то и было четыре священника. Второй священник протоиерей Иоанн Шишло был очень болен, у него болели почки, и он часто не мог служить, не мог нести свою череду. Служили больше молодые священники: иеромонах Серафим (Брыскин) и священник Александр Пивоваров. На службу и домой со службы отец Александр ходил в подряснике, хотя над ним часто смеялись весьма недружелюбно. В апреле 1962 года, к празднику Пасхи, Преосвященнейший Леонтий, епископ Новосибирский и Барнаульский, наградил отца Александра набедренником и камилавкой.

Затем было весьма скорбное событие — закрыли Покровский храм под предлогом, что два храма одной общине иметь нельзя. Рядом с Покровским храмом был Дом художников, а вот скульпторы своего такого дома не имели. Всю церковную утварь перевезли в Троицкий храм, а здание Покровского храма отдали скульпторам. Храм был светлый. Снаружи храма, на барабане купола были писаны прекрасные большие картины на Евангельские сюжеты, над входом — икона Покрова Пресвятой Богородицы. Всё забелили, но известь местами отшелушивалась и живопись проступала. Особенно икона над входом. Наконец весь храм покрасили в коричневый цвет. И даже теперь, когда в Покровском храме совершается богослужение, икон-картин на барабане купола уже нет.

Красноярск — город большой, и верующих людей там всегда было много. Во всех храмах на службах было тесно, а когда закрыли Покровский храм, люди в Троицкий храм не могли все вместиться, и часто на праздники народ стоял вокруг храма на кладбище. Троицкий храм строился как летний храм, с высоким куполом. Для зимнего времени слева был пристроен придел и освящён в честь святителя Иннокентия, епископа Иркутского. В приделе были печи: одна в западной части храма и другая в алтаре справа — у стены Троицкого храма. Как войдешь в Троицкий храм, в самом храме слева была дверь в Иннокентьевский придел. Когда закрыли Покровский храм, сделали в смежной стене две арки, чтобы люди могли стоять в храме и слышать-видеть службу и когда служили в Иннокентьевском приделе (обычно в седмичные дни и ранние Литургии), и в самом Троицком храме. Власти разрешили провести в храм центральное отопление, и тогда печь из придела убрали, а в алтаре одна осталась. Прохода из одного алтаря в другой не было. Чтобы что-то взять и перенести в другой алтарь, надо было пробираться сквозь плотно стоявшую толпу молящихся. Это было трудно и тем, кто шёл, и тем, кого беспокоили идущие. Так мучились года полтора и священники, и пономари. Летом уехали в отпуск благочинный отец Вадим и отец диакон Иоанн, уехал на лечение и отец Иоанн Шишло. Отец Александр решил недействующую печь в Иннокентьевском алтаре разобрать и проделать проход между алтарями. Отец Александр со своим родителем Иваном Григорьевичем, который был в это время пономарём, после вечерней службы оставались в храме. Когда все уходили, они принимались за работу. Печь разобрать было нетрудно, а вот со стеной пришлось потратить много сил. Стены старинные не только крепкие, но и толстые. Ночами работали, днем служили. Сами разбивали стену, сами всё выносили, сами всё мыли и наводили порядок. Успели поштукатурить и покрасить. Были рады, что Господь помог, и они всё сделали. Теперь молили Господа, чтобы не очень гневалось на них начальство. Когда приехал отец Вадим, он прошёл в алтарь, всё осмотрел, остался доволен, что все хорошо, что без него ничего неприятного не случилось. Перешёл из одного алтаря в другой и назад, все радостно рассказывал о своей поездке, но вдруг остановился, замолчал. Ещё раз посмотрел кругом и сказал: «Что-то не так». Все замерли. Что будет? Потом он понял, что есть проход между алтарями и насколько это хорошо. За самовольство пожурил, но сильно не ругал; а только всё удивлялся, как за месяц такую работу сделали. А вдруг власти узнают? Но его успокоили, что в алтарь проверяющие не ходят и, что тут есть, не знают. Да и так всем было понятно, что недействующая печь никому не нужна, а места в маленьком алтаре она  занимала много. Так было положено начало благоустроению храма Божия.

Главным делом отца Александра было богослужение, которое он очень любил, а также проповеди, церковное пение и беседы с прихожанами. 19 апреля 1965 г. к празднику Пасхи Высокопреосвященнейший Павел (Голышев), архиепископ Новосибирский и Барнаульский, представил отца Александра Святейшему Патриарху к награде наперсным крестом.

Красноярским властям очень не нравилась активная деятельность отца Александра, и они потребовали перевести его на другой приход. Поэтому с июня 1965 г. отец Александр — клирик Петропавловской церкви города Томска. Здесь он так же усердно служил и проповедовал слово Божие. Заочно окончил Московскую Духовную Академию со званием кандидата богословия, успешно защитив кандидатскую диссертацию на тему «Учение о благодати в посланиях апостола Павла».

6 мая 1967 г. батюшка был награждён архиепископом Павлом благословенной Архиерейской грамотой, а 16 апреля 1968 г. к празднику Пасхи он возведён в сан протоиерея.

Настоятелем и благочинным в Томске был игумен Роман (Жеребцов), дядя матушки Нины, супруги отца Александра. Храм каменный, большой, построен в начале двадцатого века. В храме стояли большие круглые печи. Отец Роман был очень трудолюбивый и деятельный человек. Он заботился о благолепии храма. Просил разрешения провести центральное отопление в храм, чтобы не топить печи. Не разрешили. Тогда сделали местное отопление. Печи разобрали, и тепло в храм шло по трубам из местной кочегарки. Храм не был расписан. Стены мыли, красили; полы красили, крышу тоже красили. Потом крышу покрыли оцинкованным железом, чтобы не красить. С 1968 г. храму был присвоен статус собора.

В этом же 1968 г. отца Романа перевели на другой приход, а настоятелем собора и благочинным с июня 1968 г. стал отец Александр. Он так же усердно продолжал труды по благоукрашению собора, как и отец Роман. Поставили леса, чтобы заменить в куполе подгнившие оконные рамы. Купол был высокий, окна большие, рамы тяжёлые. Работа предстояла. Пока леса стояли, решили этим воспользоваться и начать роспись храма с купола.

Купол расписывал священник Андрей Бурдин, профессиональный художник, расписавший уже до этого Спасский собор в г. Минусинске Красноярского края. В куполе изображена Святая Троица, а в промежутках между окон — Матерь Божия и Архангелы. Ниже, на парусах — евангелисты. Когда заменили все рамы и разобрали леса, все были поражены красотой — действительно, погляди наверх, и увидишь, как «небо отверсто»: Сам Господь Бог, Матерь Божия и Архангелы. Так постепенно стали расписывать собор. Потом были и другие художники, но не такие искусные мастера, как отец Андрей Бурдин. После этого он служил в Троицком храме г. Томска и сделал роспись купола и там.

Отец Александр заботился о будущих пастырях. Если просят открыть где-то новый приход, кто там служить будет? Где взять священника? Вот поэтому он ездил в Московскую духовную семинарию во время приемных экзаменов. Ребят, не поступивших в семинарию, приглашал к себе на приход, обещая заниматься с ними и подготовить их к принятию священного сана. Ребята работали кочегарами, сторожами и дворниками. Сутки работали, потом отдыхали и учились. Они изучали Церковный Устав, Литургику, Священное Писание, пели и читали на церковно-славянском языке. Богослужебную практику проходили в соборе — все были пономарями, чтецами, певцами. И, конечно, исполняли любые послушания по первому слову батюшки Александра. Чтобы в храме было чище, забетонировали церковный двор. Чтобы не приходили ночью хулиганы, поставили высокий забор со стороны речки. Подготовленных ребят батюшка вез к правящему архиерею. Достойных, после испытания, владыка рукополагал в священный сан и посылал служить на приход. Когда таких священнослужителей стало не один и не два, а много, томские власти разрешили подключить собор к центральному отоплению, чтобы прикрыть кочегарку, которая готовит кандидатов в священство.

Отец Александр любил церковное пение, сам был замечательным регентом. В томском благочинии было тогда всего четыре храма. Бывало, соберёт духовенство в воскресный вечер, служит какой-нибудь батюшка, чаще всего гость, а остальные поют на клиросе под управлением отца Александра. Набирался довольно приличный мужской хор. В соборе было четыре священника (пятый — заштатный), два или три диакона и человек шесть пономарей. Приглашались петь отцы и из Троицкого храма. Приходили с удовольствием, петь любили. Добавлялись мужские голоса и из церковного хора. Так благодатно это было: нам было жаль, что служба заканчивалась. Как хорошо отцы пели! А если не было гостей или спеть мужским хором не было возможности, то отец Александр в воскресные вечера сам служил вечерню с акафистом, а потом пел с народом разные песнопения, разучивал новые напевы, беседовал. Все любили эти службы.

Из молодых прихожан составился молодёжный хор. Матушка Нина, как и отец Александр, была очень деятельная, умела собрать вокруг себя молодёжь. Это не только спевки молодёжного хора с чаепитием, но и выезды на природу летом, например, в Заварзино. К приезду владыки всегда готовили концерт для гостей. Владыку встречали в Томске три-четыре раза в год. Матушки и девушки пошили себе красивые длинные платья для праздничных концертов.

Заботился отец Александр и о красивых облачениях. Тогда было невозможно купить готовые облачения. Четыре года в Петропавловском соборе проработала ризной младшая сестра отца Александра – Татьяна. Штат в соборе был большой, работы было очень много. Шили всё: подрясники и рясы, подризники и ризы, стихари, завесы, облачения на Престолы и Жертвенники. Когда епископ Гедеон (Докукин) первый раз прибыл в Томск в 1972 г. на Неделю Крестопоклонную, ему подарили от Петропавловского собора архиерейское облачение фиолетового цвета. Владыка в нём и служил. Слава Богу! Господь всегда посылал ризной помощников. Теперь уже они все предстали пред Богом. Упокой, Господи, души рабов Твоих: Ксении, Екатерины, Татьяны  и всех, кто безотказно и с радостью всегда приходили на помощь. В те годы трудно было купить нужную ткань, пуговицы, нитки и разные ленты на отделку. Парчу можно было найти только в комиссионных магазинах в Москве. И обо всём этом заботился тоже отец Александр.

Епископ Гедеон любил и знал церковное пение, он сразу оценил пение томского духовенства и распорядился, чтобы и в кафедральном соборе было хорошее пение духовенства в алтаре на богослужении. Этим занялся отец Борис Пивоваров.

19 апреля 1973 г. к празднику Пасхи отец Александр был награждён Патриархом Пименом правом ношения палицы.

В 1974 г. был открыт приход в Асино. Это великая милость Божия! Везде храмы закрывали, а в Новосибирской епархии ремонтировали, расписывали и даже строили новые.

Когда разрешили подключить Петропавловский собор к центральному городскому отоплению, стали ненужными сараи. Вместо дровяного навеса в западной части соборного двора построили небольшой домик. В одной части жил молодой регент хора Владимир (теперь он уже протоиерей), во второй части было помещение для сторожей. Этот дом и строился как сторожка. С южной стороны собора стоял сарай для угля. Отец Александр решил на его месте построить крестильный храм. Вначале крестильное помещение было в комнатке в притворе собора (там потом стали хранить облачения). Там было очень тесно. Для крещения выделили комнату в доме, где была бухгалтерия и ризная. Но и это помещение стало тесным. Хотя здесь были окна, и летом их можно было открывать, всё равно было душно. Приготовили кирпич и другие стройматериалы — надо было построить новый тёплый туалет. Когда уполномоченный уехал из города в отпуск, за время  его отсутствия успели убрать угольный сарай и построить крестильный храм с купелью для полного погружения взрослым. Это было невероятно, но факт — храм стоит и теперь. В те года всё строилось долго — были одни долгострои, а тут за месяц вырос кирпичный храм в ограде собора. Местные власти были в шоке. Как докладывать, как объяснить? Скандал. Приехал владыка Гедеон и на службе при всём народе сделал выговор отцу Александру за самовольство. В Церкви единоначалие и послушание. Верующие были встревожены и расстроены, но против послушания ничего не скажешь. Владыка должен был так поступить.

Он перевёл отца Александра в феврале 1975 г. в Новокузнецк в храм Архангела Михаила. Этот храм стоит в центральной части города, местные власти не давали разрешения на ремонт, и храм пришёл в аварийное состояние. Владыка Гедеон надеялся, что отец Александр сможет обновить храм — кругом обстроить кирпичной стеной, а потом разобрать старые деревянные стены, но чтобы службы в храме не прерывались. Отец Александр оправдал надежды святителя. И хотя закончить реконструкцию храма ему не дала местная власть, новый храм стоит на том же месте и по сей день. За это новое «самовольство» местные власти в ноябре 1975 г. дали ему 24 часа на то, чтобы уехать из города. Тут уже пришлось владыке взять его «на перевоспитание» к себе в Новосибирск секретарём Епархиального Управления.

Три года (1975-1978) отец Александр исполнял это послушание и служил в Вознесенском кафедральном соборе. 20 апреля 1976 г. к празднику Пасхи он был награждён правом ношения креста с украшениями. В качестве секретаря сопровождал святителя в поездках по храмам Епархии. Посетив Прокопьевск, владыка был поражён плачевным состоянием Покровского храма. Он вновь посылает отца Александра на прорыв — сделать, «что сможешь, что успеешь».

С 1978 по 1979 г. отец Александр трудился в Прокопьевске. С Божией помощью по молитвам владыки и по его благословению сделал немало. Его труды продолжил и закончил другой строитель Божиих храмов — отец Николай Чугайнов.

В 1979 г. владыка Гедеон узнал, что старинному храму города Ачинска грозит опасность — появились трещины в фундаменте. Святитель направил отца Александра в Ачинск. И хотя батюшка был там настоятелем меньше года, по милости Божией и по молитвам владыки, храм спасли и от закрытия, и от разрушения. Укрепили фундамент, позаботились о крестильном помещении и, главное, о благолепии службы Божией. За активизацию приходской жизни местные власти и здесь потребовали его перевода из города.

С 20 ноября 1979 г. отец Александр вновь в должности секретаря Новосибирского Епархиального Управления.

1 апреля 1980 г.  к празднику Пасхи он был награждён орденом святого равноапостольного князя Владимира третьей степени.

Будучи секретарём, отец Александр часто ездил в Москву. Тогда был выпуск «Нового Завета» и «Православного молитвослова». На всю епархию выделялось очень мало книг и настоятели приходских храмов просили отца Александра купить для них эти книги в Москве, когда он там бывал. Просили хотя бы по пять, десять или пятнадцать — сколько сможет. Эти просьбы он выполнял по возможности.

С осени 1982 г. отец Александр нес послушание настоятеля Успенского собора города Енисейска. Там он тоже успел возродить активную жизнь прихода, хотя пробыл там совсем недолго.

В Москве арестовали людей, которые печатали «Новый Завет» и «Молитвослов». Они знали, что заказанный (разрешённый!) тираж для верующих очень мал, и напечатали немного больше, чем разрешили. Все книги были проданы, и  в числе покупателей оказался и отец Александр. За это его арестовали в 1983 г.

Суд проходил в ДК им. Дзержинского. Следствие представило пять случаев, когда батюшка мог обогатиться. Ему вменялась статья за спекуляцию. На суд привезли и того человека, у кого он покупал эти книги — уже из колонии, тому присудили четыре года. На суде он свидетельствовал, что Пивоваров был не самым активным покупателем, брал мало и не часто. Свидетель назвал и цену книг. Вызваны были также священники, для которых батюшка покупал книги. Они подтвердили, что отец Александр отдал им эти книги по такой же самой цене. Многие люди в зале свидетельствовали, что батюшка просто дарил им «Молитвослов» или «Новый Завет». В заключительном слове защитник сказала, что следствие представило пять случаев, когда Пивоваров мог обогатиться и обвиняет его в спекуляции, но в ходе суда выяснилось, что он не только не получил прибыли, но даже не возместил себе положенных дорожных расходов. Ни о каком обогащении говорить не приходилось, одни заботы и убытки. Прокурор просил очень много — 15 лет. Мотивировал это тем, что если бы не было таких, как Пивоваров, покупателей, то издатели не пошли бы против властей и не напечатали бы книг больше, чем был официально разрешенный заказ. Всем было понятно, что это только предлог к аресту. С такими усердными батюшками храмы не закрыть. Судья вынес вердикт: три с половиной года. Народ в зале рыдал: «За что?!» Когда отца Александра милиционеры уводили из зала суда, он всех просил молиться за него.

Батюшка ничего предосудительного не сделал, поэтому считал, что Господь посылает его в темницу для проповеди слова Божия. Значит, сейчас он нужен больше там. Там тоже люди, которых Господь любит и посылает и им пастыря. Когда он, еще ожидая суда, находился в Новосибирске, в собор приходили мужчины, бывшие с ним в одной камере и освободившиеся. Они подходили к церковным служителям, передавали приветы от отца Александра, рассказывали о его пребывании там. Рассказывали, как он с ними разговаривал о Боге, убеждал их, что Бог всех любит и ждёт. И вот они пришли поставить свечку, поблагодарить Бога, как учил их отец Александр. За все время в тюрьме, ни одна передача от родных до батюшки не дошла, несмотря на все старания родственников как-то поддержать отца Александра в эти трудные месяцы, хотя легкой жизни у этого человека никогда и не было. Через некоторое время он понял, что это специально так с ним поступают. Батюшка верил Господу, верил, что всё в нашей жизни по воле Его. Большего испытания, чем мы можем вынести, Господь не пошлёт. В общей сложности по тюрьмам он скитался девять месяцев.

Затем отца Александра определили в лагерь в горах Тувы. Оттуда он прислал письмо, и с этого времени появилась возможность с ним связаться по почте. В этом лагере сидели мужчины, осуждённые на десять–пятнадцать лет, в основном за убийства. Батюшка писал, что и тут к нему была милость Божия. Первую партию заключённых везли на машинах через горные перевалы, а там и летом так холодно, что снег не тает. Люди обморозили носы, уши, пальцы, многие простыли. Вторую партию, где был отец Александр, уже перевозили самолётом. Заключённые работали на рудниках, которые были уже почти выработаны. Работы на руднике на всех не хватало, а работа на территории лагеря (заниматься уборкой, помогать на кухне) считалась унизительной. Отец Александр никогда не гнушался никакой работы. Когда его туда определили, враги отца Александра надеялись, что заключённые просто убьют его. Следователь так и сказал, что оттуда он живым не выйдет. (Именно такая судьба постигла осуждённого отца Евтропия (Кемеровское благочиние)). Но Бог судил иное. Истязали его не заключённые, а милиционеры — держали подолгу стоя в сырых каменных мешках. Среди заключённых русских было мало, в большинстве были инородцы и иноверцы. Узнав, что Пивоваров священник, познакомившись с ним, многие стали относиться к нему с уважением.

В 1985 г. Отца Александра за хорошее поведение перевели в город Кызыл на работу на кирпичный завод. Он рассказывал, что начальник лагеря при расставании сказал ему: «Я думал, зачем тебя сюда прислали с таким малым сроком? А теперь жаль с тобой расставаться. Был один человек, с которым можно было поговорить, и тот уезжает». В Кызыле ему разрешили ходить в храм, разрешили свидания. К нему ездили брат отец Борис и сын Владимир, потом сестра Татьяна с супругом протодиаконом Александром. За хорошую работу и примерное поведение ему даже разрешили жить на съёмной квартире. 3 октября умер его отец Иван Григорьевич. Отца Александра отпустили на похороны родителя. Здесь он повидался с мамой и всеми родными.

В 1986 г. протоиерей Александр Пивоваров освободился и приехал в Новосибирск. Владыка Гедеон не мог его устроить ни на один приход. Никто из уполномоченных не хотел регистрировать такого человека в своём районе. Впоследствии митрополит Гедеон послал отца Александра помогать старенькому архимандриту Макарию (Реморову) в пос. Колывань Новосибирской области.

Троицкий собор и храм Александра Невского были разрушены, служили в бывшем церковном доме. Стали хлопотать о разрешении построить новый храм. Отец Макарий и староста церковной общины — ветераны Великой Отечественной войны. Нашлись и другие люди, кто хотел, чтобы был храм. Строить разрешили в надежде, что денег на строительство старики ещё не скоро наберут. Но отец Александр оживил жизнь прихода, появились жертвователи. Завезли стройматериалы. Когда об этом узнал уполномоченный, он вызвал старосту и приказал стройку не начинать. Она удивилась: «У нас есть разрешение». На это последовал ответ, что хотя разрешение есть, но строить нельзя. Храм всё же построили, освятили во имя святого благоверного князя Александра Невского. Здание храма небольшое, но служить стало намного удобнее, чем в старом доме. Строился этот храм как временный. Отец Александр надеялся, что со временем и стоявший неподалеку полуразрушенный, когда-то прекрасный кирпичный храм милостью Божией отдадут Церкви. Так и случилось. Здание отдали Церкви, восстановили, и теперь это украшение Колывани. Но все это произошло уже без отца Александра, потому что владыка Гедеон направил его служить в Тобольск настоятелем Покровского храма.

Служение в Тобольске проходило с 1987 г. по 1992 г. В соседней Омско-Тюменской епархии временно не было архиерея. Архиепископ Максим отбыл на новое место назначения, а архиепископ Феодосий не мог по болезни выехать из Киева. Архиепископ Гедеон был назначен временно Управляющим Омской епархией. Именно в это время возникли проблемы с настоятелем покровского собора г. Тобольска, и на это место был назначен отец Александр. Поистине пути человеку исправляются от Господа. Такое развитие событий заранее никто и предположить бы не смог. Это назначение было благом и для собора, и для отца Александра, и для бывшего настоятеля. Через день-два после приказа владыки отец Александр прибыл в Тюмень к уполномоченному Н.Я.Замятину. Он выслушал батюшку и выдал Регистрацию. До самой смерти Н.Я. Замятина все священники Тюменского благочиния во главе с протоиереем Феодором Олексюком имели в нем самого доброго начальника. Здесь отец Александр стал вновь уважаемым человеком, власти города относились к нему хорошо.

В Тобольске, милостью Божией и по молитвам святителя Иоанна (Максимовича), митрополита Тобольского, совершились большие дела. Во-первых — ежедневное богослужение в Покровском соборе, где почивали мощи святителя Иоанна. Увеличилось число прихожан — люди ехали со всех мест Сибири поклониться великому сибирскому святителю. Во-вторых, власти передали Церкви разрушенное здание Петропавловского храма. Этому все радовались. Под руководством отца Александра дружно взялись за его ремонт и устройство в нём семинарии. Конечно, учащиеся первого набора больше работали, чем учились, но всё-таки учились. Официально открыта новая семинария! Первая в Сибири! Затем совершилась передача Церкви Абалакского монастыря, а потом и величественнейшего Софийского собора Тобольского кремля. Здесь праздновали тысячелетие Крещения Руси. Проводились научные конференции. В Тобольск приезжало много людей. Власти города это, конечно, видели и, оценив по достоинству, во многом содействовали Православной церкви.

В 1988 г. протоиерей Александр Пивоваров был награжден орденом святого князя Владимира II степени.

Думалось, что в Тобольске и жизнь придется окончить: сюда переехали дети, мама отца Александра. За несколько лет Тобольск расцвел — весь Кремль передали епархии, семинария стала четвертой в России. Открылось Регентское Отделение.

В 1990 г. Омско-Тюменская епархия разделилась, образовалась Омско-Тарская и отдельная Тобольско-Тюменская.

7 апреля 1990 г. настоятель храма Святой Софии и Покровского кафедрального собора города Тобольска протоиерей Александр Пивоваров по представлению епископа Тобольского и Тюменского Антония (Черемисова) «в ознаменование его заслуг перед Святой Церковью в должности секретаря епархии, а также за труды по возрождению Тобольской Духовной семинарии, Святейшим Патриархом Пименом награжден правом ношения митры».

Архиепископ Омский и Тарский Феодосий пригласил отца Александра под свой омофор и с 1992 г. назначил его настоятелем вновь открытого и освященного храма во имя святителя Иоанна, митрополита Тобольского в городе Омске.

Когда Святейший Патриарх Алексий назначил в Кузбасс епископа Софрония (Будько), отец Александр попросился служить под его омофором. Владыка Софроний знал батюшку много лет: они вместе служили в Новосибирске. Отцу Александру на этот раз было поручено Спасо-Преображенского собора в Новокузнецке. Так с 1 октября 1993 г. начался еще один знаменательный этап жизни: отец Александр — настоятель Спасо-Преображенского собора. За эти тринадцать лет с помощью Божией он не только отреставрировал и благоукрасил собор — один из древнейших храмов Сибири, но и открыл пятнадцать новых приходов.

В 1994 г. при соборе было открыто Духовное училище, которое уже в виде Кузбасской Православной духовной семинарии готовит кадры для нашей епархии и по сей день. Организация училища была полностью возложена на отца Александра, и он с этим послушанием справился блестяще. Трудился в нем в качестве первого проректора и преподавателя.

В Спасо-Преображенском соборе по методу «Томской кочегарки» были подготовлены ещё семь священников и один диакон.

Протоиерей Александр кроме должности благочинного церквей 2-го Новокузнецкого округа имел и дополнительные обязанности по церковному служению: был ведущим еженедельной телепередачи «Мир вашему дому» (Ново-ТВ).

В 1997 году управляющий Кемеровской епархией Высокопреосвященнейший архиепископ Софроний представил протоиерея Александра Пивоварова к высокой Патриаршей награде — праву служения Божественной литургии при открытых Царских вратах до «Отче наш…».

За годы служения в Кузбассе отец Александр неоднократно представлялся к высоким церковным и светским наградам. Одними из последних были  медаль «За веру и добро» и медаль «За особый вклад в развитие Кузбасса».

Протоиерей Александр Пивоваров трагически погиб на 67-м году жизни 12 мая 2006 г. в автокатастрофе, возвращаясь с заседания Епархиального совета, по дороге из Кемерово в Новокузнецк. Авария произошла из-за лесных пожаров в Прокопьевском районе. (Прожил 66 лет и скончался на 66 километре.) Горящая трава стала причиной сильного задымления участка дороги Ленинск-Кузнецкий — Новокузнецк, в районе поселка Карагайла. Три машины, которые двигались по одной полосе, попав в полосу нулевой видимости, резко затормозили и врезались друг в друга. Первой шла «Волга», у которой от удара загорелся бензобак. Огонь перекинулся на соседнюю иномарку. Находившиеся в ней водитель и отец Александр погибли. От удара корпус их машины деформировался, и двери открыть было невозможно. Они сгорели в этом пожаре. Они видели безысходность своего положения и имели миг покаяния. Они оба всю жизнь посвятили служению Церкви Божией, и на исполнении Церковного послушания Господь призвал их в вечность. Отец Александр в тот день был болен, накануне на встрече архиерея долго стоял на улице и простыл. Но он никогда не говорил священноначалию: «Я не могу». И здесь не сказал, а поехал. Видно, предчувствуя свою кончину, предал себя, как всегда, в руки Божии.

Отпевание протоиерея Александра Пивоварова состоялось 14 мая 2006 г. в Спасо-Преображенском соборе г. Новокузнецка. Совершили отпевание архиепископ Кемеровский и Новокузнецкий Софроний и его викарий епископ Прокопьевский Амвросий в сослужении большого числа духовенства. Похоронили его здесь же, у алтаря Преображенского собора, который был восстановлен из руин и благоукрашен полностью его заботами и трудами. Из без малого сотни присутствовавших на погребении священнослужителей почти все (от совсем молодых священников до заслуженных митрофорных протоиереев из многих епархий Сибири) были ставленниками отца Александра.

Так много успел сделать отец Александр за свою жизнь. После тюремного заключения он стал инвалидом второй группы. Какие физические боли он претерпевал на всех своих столь многообразных церковных послушаниях, знает только один Господь. Батюшка никогда не жаловался. Когда ноги совсем отказывались ходить, ему приходилось ложиться в больницу. И там врачи были им недовольны, потому что отец Александр ни на что не жаловался. Когда он говорил, что у него все хорошо, доктора сердились на него: «Мы видим, что совсем нехорошо, а у вас всё хорошо и хорошо». Батюшка не хотел быть обузой никому, молил Господа, чтобы не быть ему долго лежачим больным, требующим ухода. Господь таким вот образом и исполнил его желание.

Протоиерей Александр Пивоваров отдавал всю свою жизнь без остатка на служение Богу и Церкви. Ничто не выдавало в нём всё возраставшие огромные проблемы со здоровьем; он всегда был жизнерадостным, с каждым человеком легко находил общий язык. Его простая, отеческая манера разговора с добрыми шутками была, наверно, ключиком к сердцу каждого. Все его искренне любили, и это было очень заметно на отпевании и погребении.

Как и многие люди праведной жизни, отец Александр предчувствовал свою кончину: последнюю неделю он, несмотря на слабое здоровье, старался, как можно чаще бывать на богослужениях и словно ловил каждый момент службы, а в его разговорах с людьми чувствовалось, что он словно прощается.

Оглядываясь на последние годы его жизни, поражаешься, что он всё успел: все важные дела завершить, всех помощников и благодетелей отблагодарить.

Закончить этот очерк хотелось бы словами епископа Новосибирского и Бердского Сергия (Соколова): «В смерти нет трагедии! Её победил Господь наш Иисус Христос! Впереди у всех нас вечная, радостная Пасха!»

 

Биографическая справка митрополита Саранского и Мордовского Варсонофия, Главы митрополичьего округа Республики Мордовия, Управляющего Делами Московской Патриархии.

          Глава митрополичьего округа Республики Мордовия митрополит Саранский и Мордовский ВАРСОНОФИЙ (в миру Анатолий Владимирович Судаков) родился 3 июня 1955 года в с. Малиновка Аркадакского района Саратовской области в многодетной крестьянской семье.

          Начальное религиозное образование получил от своей матери Антонины Леонтьевны Судаковой-Позоровой. С раннего детства она водила детей в церковь, приучала их исповедоваться и причащаться, прививала любовь к храму Божьему. Желание матери, чтобы её дети стали священнослужителями, в будущем исполнилось.

           В 1972 году Анатолий закончил Малиновскую среднюю школу и в течение года работал в своём селе почтальоном и на кирпичном заводе.

           Осенью 1973 года он был призван в армию и направлен в состав группы советских войск в Германии, где служил механиком-водителем средних танков в воинских подразделениях Бранденбурга и Потсдама.

           В ноябре 1975 года, после демобилизации из армии, Анатолий устроился алтарником в Михаило-Архангельский собор г. Сердобска Пензенской области, где настоятелем храма был известный духовник Пензенской и Саранской епархии архимандрит Модест (Кожевников), в схиме Михаил. Отец Модест своим жизненным примером и наставническим словом определил дальнейший выбор Анатолия в церковном служении и поставил перед ним цель получить духовное образование.

         С рекомендацией архимандрита Модеста в 1976 году Анатолий Судаков подал прошение в Московскую Духовную Семинарию и успешно закончил её за три года (вместо четырёх) в 1979 году. Уже в Семинарии Анатолий окончательно решил связать свою судьбу с иночеством.

          В октябре 1977 года он был принят послушником в братство Троице-Сергиевой Лавры.

          30 марта 1978 года наместником Лавры архимандритом Иеронимом (Зиновьевым) был пострижен в монашество с наречением имени Варсонофий, в честь святителя Варсонофия, епископа Тверского.

          27 апреля того же года архиепископом Дмитровским Владимиром (Сабоданом, впоследствии Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины), монах Варсонофий был рукоположен в иеродиакона, а 26 ноября в сан иеромонаха.

           В 1982 году возведён в сан игумена.

           Духовное образование будущий Владыка продолжил в Московской Духовной Академии, куда поступил в 1982 г. и которую закончил в 1986 г. с защитой диссертации на соискание степени кандидата богословия.

           После окончания Московской Духовной Академии игумен Варсонофий был направлен на пастырское служение в Пензенскую епархию.

           С 15 сентября 1986 года по 15 июня 1988 г. он настоятель Казанской церкви г. Кузнецка Пензенской области, а с 15 июня 1988 г. по 7 февраля 1991 года - настоятель Успенского собора г. Пензы, секретарь Пензенского Епархиального Управления.

           В 1987 г. Игумен Варсонофий был возведён в сан архимандрита.

           В 1988 и 1990 гг. был участником Поместных соборов Русской Православной Церкви.

           Лишь близким помощникам будущего Архиерея известно, что стоит за этими скупыми строчками биографии, сколько трудов положено на преодоление богоборческого сопротивления светской власти, оживления жизни духовенства и мирян, отвыкших за десятилетия советской власти от активной церковной деятельности, открытие новых монастырей и храмов.

           Духовным наставником архимандрита Варсонофия в эти годы был епископ Пензенский и Саранский Серафим (Тихонов), мудрый человек, обладавший авторитетом не только среди клира и паствы, но и у властей Пензенской области и Мордовии. Школа святителя Серафима, ныне почившего в Бозе, много помогла Владыке в устроении новообразованной Саранской епархии.                 

           Естественно, что когда перед Святейшим Патриархом Алексием II и Священным Синодом встал вопрос об избрании первого самостоятельного епископа для Саранской епархии, владыка Серафим рекомендовал именно архимандрита Варсонофия. Трудно было бы найти лучшего кандидата, так же хорошо знающего дела в Мордовии. По должности секретаря Пензенского епархиального управления архимандрит Варсонофий часто бывал в Саранске и храмах республики. Он имел ясное представление об экономическом, политическом и культурном состоянии приходов, видел, что развитие Православия в республике сдерживается не народным равнодушием к вере, а лишь искусственными бюрократическими преградами.

           8 февраля 1991 г. он был рукоположен в архиерейский сан 17 епископами в Богоявленском (Елоховском) Патриаршем Соборе в Москве, а уже 15 февраля прибыл в Саранск.

           Возглавив новую епархию, владыка Варсонофий, опирающийся в своей деятельности на поддержку православного народа Мордовии, с помощью Руководства и благотворителей Церкви открыл более 200 новых приходов и 13 монастырей, Духовное Училище, основал несколько органов епархиальной печати, и это только начало перечисления всего того, что было сделано за прошедшие годы.

           Ныне Русская Православная Церковь в Мордовии пользуется большим авторитетом и у населения, и у власть предержащих. Священники стали привычными гостями в школах, вузах, больницах, местах заключения - везде, где люди нуждаются в истине Христовой, в духовной поддержке и утешении, в наставлении на путь любви и правды Божией.

           За эти годы радикально изменилось отношение государства к Церкви, отчуждённость и вражда со стороны государственных властей сменились не только готовностью к сотрудничеству, но и вылились в реальные дела.

           Заключены договоры о сотрудничестве со всеми ведущими министерствами Мордовии, стало доброй традицией совместно отмечать все значимые события в истории епархии. Это 10-летний и 15-летний юбилеи образования Саранской епархии, 50-летие архиепископа Варсонофия и другие значимые события, наиболее важными из которых были Первосвятительские визиты Святейшего Патриарха Алексия II (2000 и 2006 гг.) и Святейшего Патриарха КИРИЛЛА в бытность его митрополитом Смоленским и Калининградским, в нашу республику. Во время этих визитов было отмечено "полное единодушие светского и духовного руководства в деле возрождения православной духовности на земле Мордовии".

           Свидетельством признания успехов епархии является и памятная Патриаршая Панагия, которой удостоился наш архиерей из рук почившего Патриарха Алексия во время Божественной Литургии на Соборной площади 4 августа 2000 года, и награждение 22 февраля 2001 года саном архиепископа.

           За церковные заслуги Владыка Варсонофий также награждён Патриаршей грамотой, медалями преп. Сергия I, II и III степени, орденом преподобного Сергия III ст., святого благоверного князя Даниила Московского II степени, князя Владимира III степени.

           За заслуги перед республикой Мордовия и большой личный вклад в развитии духовной культуры награждён Почётной Грамотой Республики Мордовия, государственным орденом Дружбы, медалями «300 лет Российскому Флоту» и «За заслуги в проведении всесоюзной переписи населения».

           Владыка Варсонофий, возглавляя различные паломнические группы, более десяти раз побывал в Святой Земле (Израиль), семь раз на Святой Горе Афон (Греция), четыре раза в Египте, два раза в Италии, один раз на Кипре и т.д. Совершал многократно Божественные литургии на Голгофе и у Гроба Господня, в храме Рождества Христова в Вифлееме (Палестинская Автономия), в храме Преображения Господня на Святой горе Синай, в монастыре святой великомученицы Екатерины, в монастырях Афона — Пантелеимоновском, Зографском, Хилендарском и в лавре Преподобного Афанасия, в древнем Киккском монастыре на Кипре, молился у мощей Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в г. Бари.

           Новый этап жизни Владыки начался 1 февраля 2009 года с избранием на Московский Патриарший Престол Святейшего Патриарха КИРИЛЛА.

           Определением Священного Синода от 31 марта 2009 г. архиепископ Варсонофий был назначен исполняющим обязанности управляющего делами Московской Патриархии.

           Решением Священного Синода от 27 мая 2009 г. назначен председателем Наградной комиссии при Патриархе Московском и всея Руси (журнал №43). Решением Священного Синода от 25 декабря 2009 г. утвержден в должности управляющего делами Московской Патриархии (журнал № 142).

          Во внимание к усердному служению Церкви Божией и в связи с назначением управляющим делами Московской Патриархии — постоянным членом Священного Синода возведен 1 февраля 2010 года в сан митрополита.

          5 – 6 октября 2011 года в Патриаршей резиденции в Чистом переулке под председательством Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла ( журнал № 123) состоялось заседание зимней сессии Священного Синода Русской Православной Церкви, на котором было принято решение о создании в пределах территориальных границ Республики Мордовия нового структурного образования – митрополии.

          Главой Мордовской митрополии был назначен Высокопреосвященнейший Варсонофий, митрополит Саранский и Мордовский, Управляющий делами Московской Патриархии.

          В состав митрополии вошли Ардатовская, Краснослободская и Саранская епархии.

 

Епископ Лазарь Нарвский и Причудский.

Епископ Лазарь (Гуркин Александр Николаевич) родился 13 марта 1969 г. в с. Старое Дракино Ковылкинского района Мордовской АССР в семье служащего. После окончания школы получил гражданскую специальность.

В 1987-89 гг. служил в армии, после чего нёс послушание Алтарника у Схиигумена Иеронима (Верендякина) в Никольском храме с. Колопино Краснослободского района. 27 марта 1991 г. по благословению епископа (ныне – митрополита) Саранского и Мордовского Варсонофия был пострижен в мантию в честь Праведного Лазаря Четверодневного.

30 марта 1991 г. был рукоположен во диакона, а 4 апреля 1991 г. – во иеромонаха. После рукоположения в сан иеромонаха занял место своего учителя, удалившегося в Санаксарский Монастырь.

С 1991-го по 1992 г. служил келарем и экономом Санаксарского Монастыря. С 1992-го по 1993 г. являлся Настоятелем Прихода в честь Иконы Божией Матери “Достойно есть” в родном селе Старое Дракино Мордовской епархии. Одновременно служил в Церквях с. Казённый Майдан Ковылкинского района и в Спасо-Преображенском мужском Монастыре п. Учхоз Краснослободского района. С февраля 1993 г. исполнял обязанности Благочинного восьмого округа Саранской и Мордовской Епархии.

16 декабря 1993 г. назначен во вновь открывшийся Свято-Троицкий Чуфаровский мужской Монастырь, находившийся в состоянии полного разорения. Трудами Архимандрита Лазаря и братии разрушенная обитель преобразилась на глазах: были отреставрированы Игуменский и жилые корпуса, гостиница, заново построен Храм во имя Новомучеников Российских, домовая Церковь во имя Праведного Лазаря, возведены трапезная и к 2000-летию Рождества Христова больница с Церковью в честь этого Великого Праздника, налажено монастырское хозяйство.

В апреле 1994 г. возведён в сан Игумена, до 2000 г. являлся одновременно Благочинным Чамзинского района, совмещая две сложных Церковных должности.

В декабре 2000 г. переведён в г. Саранск в качестве Наместника Иоанно-Богословского Макаровского мужского Монастыря и одновременно назначен секретарём Саранского Епархиального Управления. Председатель отдела по благотворительности и социальному служению Саранской Епархии.

В 2001 г. закончил Самарскую Духовную Семинарию, в 2005 г. – Московскую Духовную Академию.

4 марта 2007 г. Архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий возвёл Игумена Лазаря в сан Архимандрита. Работает над кандидатской диссертацией “Монастыри Мордовского края ХVII-ХХ веков”.

27 мая 2009 г. решением Священного Синода РПЦ Архимандриту Лазарю определено быть епископом Нарвским, викарием Таллинской Митрополии. Архиерейская хиротония Архимандрита Лазаря во Епископа совершена 21 июля 2009 года, в день празднования Казанской Иконе Божией Матери, в кафедральном Соборном Храме Христа Спасителя в г. Москве. Хиротонию совершили: Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий, митрополит Таллиннский и всея Эстонии Корнилий, исполняющий обязанности управляющего делами Московской Патриархии Архиепископ Саранский и Мордовский Варсонофий, председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патрирхата архиепископ Волоколамский Иларион, архиепископ Симбирский и Мелекесский Прокл, архиепископ Истринский Арсений, архиепископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан, архиепископ Сергиево-Посадский Феогност, епископ Аркадий (Афонин), епископ Серафим (Зализницкий), епископ Зарайский Меркурий, епископ Люберецкий Вениамин, епископ Егорьевский Марк, епископ Гатчинский Амвросий, епископ Бронницкий Игнатий, епископ Даугавпилсский Александр, епископ Сурожский Елисей, руководитель административного секретариата Московского Патриархата епископ Солнечногорский Сергий, епископ Подольский Тихон.

Решением Священного Синода от 30 мая 2011 г. (журнал №40) назначен правящим архиереем новообразованной Нарвской епархии с титулом Нарвский и Причудский.


Схиархимандрит Феофан ( Даньков В.Ф. )

 

ПАСТЫРЬ ДОБРЫЙ

Старчество на Руси во все времена было обращено не только к Монашеству, но и к мирянам. Уходя в Монастыри, Затворы, Скиты, Чернецы продолжали Молиться за весь мир. Особенно созревшие Духом подвижники потом выходили к людям и по милости Божией исцеляли недуги, давали советы. В наше время Старчество стало явлением очень редким. Господь по великой Своей милости избавляет нас от Духовного сиротства и даёт нам Истинных Пастырей. Когда Благодать Божия почиет в сердце человеческом, люди ощущают особую радость возле такого человека, и общение с ним даёт ощущение присутствия Божия, к такому человеку люди тянутся сами. Старчество - это действительно Дар Божий, который Господь даёт Избранным - тому, кому благоволит Его сердце. К числу таких избранных и относится Схиархимандрит Феофан ( Даньков )Духовник Иоанно-Богословского Макаровского Мужского Монастыря и Саранско- Мордовской Епархии.

«Благослови, душе моя, Господа…»

Родился Отец Феофан (в миру Даньков Владимир Федорович) на Пензенской земле, в деревне Орловка Башмаковского района, в крестьянской семье. Отец — Фёдор Васильевич Даньков был «устроителем новой советской жизни», а мать — Мария Петровна - была женщиной глубоко верующей, что и старалась привить своим детям, которых в семье было четверо. Володя появился на свет 15 июня 1935 года. Отец Батюшки в первый год войны в январе 1941 года ушёл на фронт, а в марте на него пришла похоронка. Война была тяжким испытанием для всех и, особенно для вдов, оставшихся с кучей малых детишек на руках.

Владимир рос кротким, смиренным. В советской колхозной деревне нелегко было ему Исповедовать Христа. Друзей у него не было. Как только появлялся на улице, детвора тыкала пальцем в него и, смеясь и дурачась, кричала:

- Поп идёт!

А он, не злясь на них, старался поскорее пройти. Терпения ребёнку было не занимать. Терпел всё: холод, голод, раздетость, разутость, насмешки. В деревне была начальная школа. Мальчик обучился в ней основам грамоты, а дальше, в соседнюю деревню в семилетку ходить не стал – не во что было одеться и обуться.

- Сидел на печке голый, в одной рубашонке, - вспоминает он. - Жили в большой бедности, испытывали холод, голод.

Но даже и в эти невыносимо тяжкие времена, когда мёрзлая выкопанная тайком на колхозном поле картошка была великим лакомством, Мария Петровна заставляла своих детей соблюдать пост. Её неоднократно вызывали в сельсовет и устраивали разнос за то, что она морит детей голодом. Мать молчала, но дома от Заповедей Божиих не отступала. За это Бог помиловал всю семью. Дети выросли здоровыми и все дожили до глубокой старости.

В то время по Божьему Промыслу у соседки Даньковых поселился Благодатный Старец Григорий:

- Человек был Великой Духовной Силы и Веры, он Проповедовал Христа, - рассказывает Батюшка. – К нему стекался весь народ, а колхозное начальство его презирало. Хозяйку заставляли выгнать его из дома, но она стояла на своём – будет жить у меня. Его преследовали, в район возили. Он заходил в управление, снимал шапку. Ему:

- Ты что шапку снял, в Церковь, что ли пришёл?

А он, показывая пальцем на портрет:

- А вон ваши вожди-то тоже без шапок сидят.

- А ты знаешь, кто это? – и тыкали в портрет Ленина.

- Не знаю, может сам сатана.

А они, ну ладно, мол, достал ты нас, завтра поедешь в район, в Башмаково, там тебе покажут. А в Башмаково опять:

- Ты это говорил?

- Говорил…

И Батюшка смеётся, как ребенок, радуясь Мудрости и Бесстрашию своего первого Духовного Наставника.

- Я так с ним и вырос, - говорит Отец Феофан, - Он учил нас с Мамой правильно Молиться, Пост соблюдать. В Праздники и Выходные приходили к нему Помолиться, с несколькими Монашенками.

Когда Володя чуть подрос - в колхоз работать пошёл. Поставили его пахать на быках. Позднее он уехал на Урал, учился в училище на плотника, там и остался на несколько лет строить заводы.

- Как-то поехал к Маме в отпуск в Орловку и меня уже из дома призвали в армию. Попал я на Тихоокеанский флот, в береговую охрану.

За Веру ему там тоже доставалось. На политзанятиях пытались вправить мозги отсталому малограмотному крестьянскому парню. Но невдомёк было им, что этот худенький солдатик в Православной Вере был крепок, как камень. В полночь он незаметно выскальзывал из казармы, убегал в лес и Молился. К концу службы Владимира посетили скорби и искушения, но Господь не оставлял его и вёл по выбранному пути. Положили бойца Владимира Данькова в госпиталь. Случилось несчастье: в советской армии, в госпитале повесился солдатик. Чрезвычайное происшествие! Сразу из Москвы нагрянули генералы с проверкой. Пошли по палатам. Генерал глянул на тощенького посиневшего солдатика и сказал: «Комиссуйте, а то тоже повесится». «Вот так Господь помог мне выбраться оттуда», - заключает Отец Феофан.

К Рождеству 1957 года вернулся Владимир домой, в страшные Хрущёвские времена, когда Церковь гнали. Комиссованный солдатик стал пасти деревенское стадо коров. Попас немного и пошёл в Церковь, которая была в Башмаково, в 30 км от деревни.

- У ребят на уме одно: вино, кино да танцы. А я этого совсем не понимал. Как же без Бога жить можно? И с тех пор я от Церкви не отлучался. Был Церковным сторожем, научился читать, петь. В Церковь ходили только бабушки, их власти не трогали. Люди в Храм и Священникам ничего не подавали. А я пойду за Милостыней, чтобы подали дров или уголька истопить в Храме печку, меня спрашивали, для кого, мол. Говорил, что для себя, и мне охотно давали, - вспоминает Батюшка.

Так проходило время в служении Богу, бесхитростных радостях, скорбях.

«Не вы Меня избрали, а Я вас избрал…»

Епископ Пензенский Мелхиседек (Лебедев) предложил ему Рукополагаться, но понимал, что сделать это будет непросто. Владимиру по возрасту, и советским меркам, надо было «пахать» от зари до зари в колхозе. В Мордовии с рукоположением было попроще, поэтому его направили в село Журавки Зубово-Полянского района. Рукоположили Владимира во Иерея. Это важное событие произошло в 1977 году 17 марта на Крестопоклонной Неделе. Приступил Отец Владимир к службе в день памяти 40 Севастийских Мучеников.

И всё бы было ничего, да Староста в Церкви оказалась настойчивая, любила, чтобы делалось по её: не разрешала совершать Крещения и Венчания. А это Батюшке сильно не нравилось. Но терпение и на этот раз помогло ему. Конфликта не было.

В селе Каменный Брод состарился Отец Никифор, которому помогал его слепенький сын Степан. Батюшка вскоре познакомился со Степаном, который приезжал в Журавки помолиться. Тот и предложил переехать в Каменный Брод. Отец Владимир согласился. Пока наверху решали, тянули время.

- Я решил принять Монашество, - рассказывает он. - Переговорил с Владыкой Серафимом (Тихоновым) и он Благословил поехать в Троице-Сергиеву Лавру, где я нашел Отца Кирилла (Павлова), который тоже Благословил меня и дал на Постриг всё своё: Мантию, Клобук, Рясу.

Батюшка принял Монашество с Именем Феодосий в 1982 году. Родился новый земной Ангел. Всё новое: и одежда, и имя… Через шесть лет Отец Феодосий был возведён в Сан Игумена.

По приезде из Лавры Епископ встретил известием о том, что решился вопрос о переводе его в Каменный Брод. А в Журавках спохватились, поехали к Владыке, просили вернуть полюбившегося всем Отца Владимира.

- Они обо мне скорбели, что я и не рад был, что ушёл. Но на новом месте мне повезло: Крестить, Венчать - без проблем, а мне только подавай, - с радостью вспоминает Батюшка тот период.  Однажды у меня 75 Крестин и 18 Венчаний было за одно Воскресение. А обычно – более десяти Таинств за день. Когда идёт давление сверху, народ, наоборот, больше стремится к Богу. Придёт этакий мужичок ко мне и просит о том, чтобы я его, коммуниста, Покрестил тайно. Никто меня в советские времена не выдавал, но в районе все знали об этом. Начальники мне говорили, чтобы не Крестил, а сами украдкой приезжали и Крестились. А однажды пришел парторг… В конце разговора я принял у него Исповедь, и вскоре тот Повенчался со своей женой.

Церковь в Каменном Броду не закрывали. И Прослужил в ней Батюшка десять лет. Паства его любила всем сердцем. Да и сам он этот период своей жизни вспоминает с большой сердечной радостью, хотя и тут ему пришлось нести тяжёлый Крест, о чём его предупредил ещё в Лавре Отец Кирилл (Павлов).

«Излию от Духа Моего на всяку плоть…»

С открытием Санаксарского Рождество-Богородичного Монастыря в 1991 году Отец Феодосий перешёл в число Братии, а в 1992 году был Пострижен Схиархимандритом Питиримом - бывшим Насельником Свято-Успенской Почаевской лавры, которого знал ещё по Тамбову, - в Схиму с Именем Феофан. Так Батюшка стал Духовным Чадом Старца Питирима (отошедшего к Богу в 2010 году). Со всей России люди потоком потянулись в Монастырь. Они чувствовали Духовный голод, приезжали с одним: увидеть, услышать живого Монаха. И Господь вознаграждал их. В Санаксарах они могли соприкоснуться с такими Духоносными Отцами, как Питирим, Иероним, Феофан, попросить у них совета, Святых Молитв, получить Исцеление.

А Господь изливал Свои Дары на Подвижников. Со всех концов многострадальной России люди потянулись к Отцу Иерониму, который читал канон за болящих, помазывал их Святым Маслом, и люди Исцелялись. А Отец Феофан в это время ходил по мордовским сёлам с Монахиней Параскевой, служа Молебен о здравии болящих.

В 1995 году по Благословлению Епископа (ныне Митрополита) Саранского и Мордовского Варсонофия перешёл Духовником во вновь открытый Чуфаровский Свято-Троицкий Монастырь, куда и хлынул поток болящих на отчитку и лечение.

Позднее Схиигумена Феофана перевели в Иоанно-Богословский Макаровский Мужской Монастырь. Теперь наш Монастырь знают не только в России, но и далеко за её пределами. За помощью к Батюшке приезжают даже из Америки и Германии, не говоря уже о ближнем зарубежье. Не было ни одного Паломника здесь, который бы не отметил особую Божию Благодать в Макаровском Монастыре. Господь щедро изливает на Монастырь и всех приезжающих Свою Благодать.

Отец Феофан возведён в Сан Схиархимандрита, и является не только Духовником Монастыря, но и всей Епархии. На Исповедь к нему едет всё Монашество и Духовенство. Великое дело Духовничества продолжается и будет до конца дней. Как Господь приводит ныне овец Духовных, пусть больных и израненных, на пажити Своя, так даёт Он и Пастырей, на которых почивает Дух Святой. Благодать Божья врачует болезни пришедших, вразумляет, восполняет оскудевшие духом души. За их Молитвы мы получаем Благодать Святого Духа, и Господь даёт нам всё для спасения Души. Так говорил о Духовниках Великий Подвижник Силуан Афонский.

Нужно ли говорить, насколько это Великий, но одновременно тяжкий и скорбный Крест — быть свидетелем перед Господом, пропуская через себя человеческие грехи. По существу Духовник берётся помочь Душе дойти до Царствия Божия.

Батюшку, согбенного, сияющего доброй улыбкой, всегда можно увидеть окружённого множеством людей. В его руках большая пачка поминальных записок, которые также растолканы по карманам, лежат в сумке, а в сердце - тысячи имён людей, за кого он Молится. Однажды Батюшка в Алтаре Молился очень долго. Ворох записок, кажется, не уменьшался. После длительного стояния он распластался на записки и возопил:

- Господи! Помилуй, спаси, сохрани, пощади и исцели твоих рабов, имена которых я не успел помянуть.

В 2010 году Батюшка Служил на Праздник Владимирской Иконы Божией Матери. Вышел на Проповедь, начал говорить о Помощи Пресвятой Богородицы в годы войны:

- …Никогда в Москве не было лютого мороза. А когда немцы в 41-ом пошли на Москву, Богородица ударила по ним сильным холодом так, что многие из них замёрзли в снегах под Москвой. И мы были спасены. И о чём не попросишь, Богородица во всём всегда помогает. Такая она, Наша  Заступница…

Говорили мы с ним и о его Духовных чадах, за которых Батюшка Молится. Основная часть времени у Батюшки уходит на Молитвы с земными поклонами. Люди иногда не понимают, почему они перестали болеть, почему им радостно, легко на душе. И как прозрение: «Батюшка Феофан Помолился». Люди безоговорочно Верят в Молитвы Старца. И часто перебарщивают. О чём только не просят?! Сами Духовно потрудиться не хотят, отдадут записки Батюшке и ждут, когда у них всё исправится в жизни к лучшему.

Измученные грехом, отчаявшиеся, унылые, потерявшие смысл и цель жизни, люди приезжают в Макаровский Монастырь. И каждого, кто торопится к Отцу Феофану, он встречает с непременной любовью и лаской. Получить Благословление у Старца – большая радость для любого Паломника. Какой нежностью светятся его глаза, когда подбегают совсем маленькие детки, сложив ручонки для Благословения.

Его Душа благоухает плодами Любви, Смирения, Сострадания, Милосердия. Кто знает тяжесть Схимнического, Старческого и Духовнического Креста, кто заглянет в Монашеское сердце, кто исповедает ту скорбь, печаль, те раны, что принимает это сердце, и за себя и за всех? Один Господь.

«На недужныя руки возложат…»

В Монастырь приезжают люди самые разные. И чтобы удержать их от падения в гибельную пропасть, Старец наставляет на истинный путь, Исповедует, отчитывает, лечит, даёт епитимию для изглаживания тяжких грехов. И если человек не несёт её, тогда Батюшке приходится выполнять самому.

Старец искренне уверен в том, кто Богоугодно живёт, того Господь слышит. А Молиться надо с великим сокрушением и сердечной теплотой. Сколько притекает к нему людей! Ни разу он не показал, что кто-то не вовремя, что он нездоров, что он устал, что ему некогда. Ему можно открыть любой тайник души и всегда в ответ - только Великодушие, Милость, Любовь.

Огромное количество людей собирается к нему на отчитку и лечение. Задолго до начала Молебна они окружают бревенчатую келью Старца в ближнем скиту и выстраиваются на всём расстоянии до Храма, чтобы взять Благословение, задать вопрос. И в какой-то момент по всему Монастырю: «Старец вышел». И со всех концов - и старые, и малые бегут к нему с радостными лицами.

- Выхожу на отчитку, а в Храме - все болящие, много бесноватых, - вздыхает Батюшка. - Что это значит? За грехи наши Господь подаёт нам скорбь, болезни. Но если болящий способен измениться, тогда и дело пойдёт на поправку.

Перед началом Молебна Батюшка обращается к собравшимся. Слушают его, затаив дыхание. И только иногда, пытаясь его прервать, бесы из людей кричат всякие гадости. Можно написать целую книгу с рассказами о множестве случаев чудесных исцелений. И не только Православных, но и иноверных людей во вразумление им. Сегодня рассказ о самом Батюшке. В специальном разделе мы поведаем разные истории исцеления и опубликуем письма спасённых людей Милостию Божией.

Отец Феофан встречался со многими известными Старцами нашего времени. Был у Отца Николая (Гурьянова) на острове Залита. Ездил к Отцу Илию Оптинскому, который Исповедался у него. Встречался с Отцом Кириллом (Павловым), подарившим ему своё Монашеское Облачение. Общался с Отцом Иоанном (Крестьянкиным) из Псково-Печерского Монастыря… Никому не дано знать, о чём говорили эти Духоносные мужи. Ниточка преемственности Старчества на Руси не оборвалась, несмотря на всё лихолетье и гонения на Церковь. Тихий свет Старчества осиял и наше труднейшее, смутное время, когда мир встал у черты гибели, подарив нам надежду на духовное выздоровление и спасение.

Всегда будем помнить, что такие Богоугодные мужи идут вслед Христу, принимая с радостью клевету, ложь, поношения, что, к великому сожалению, происходит и в наше время. Враг не дремлет и всегда находит через кого очернить или оклеветать Старца Феофана. Но Исповедники с Креста не сходят, их снимают. Батюшка считает себя недостойным во всём. Когда заговорили о Смирении, он очень жёстко отозвался о себе, нет, мол, у меня Истинного Смирения.

Для многих Православных людей Схиархимандрит Феофан стал самым дорогим, родным человеком на Земле. И все они зовут его Батюшка Феофан. И по чувству искренней Любви, уважения, почитания к нему в письмах обращение «Батюшка» пишут с заглавной буквы.

Жизнь Духоносных Отцов является сокровенной тайной. И знает её полностью только Сам Господь. Мы живём со Старцем в одном Монастыре, встречаемся каждый день, Исповедуемся ему, но его внутренняя жизнь остаётся сокровенной. Как писал Апостол Павел: «Духовный [человек] судит о всём, а о нём судить никто не может» (1Кор.гл.2). Батюшка остаётся тем, кто стяжав Дух Мирен, спасает вокруг себя тысячи.

Текст подготовила Монахиня Елисавета

 

 

Протоиерей Отец Николай Гурьянов

( О Залитском Старце Отце Николае Гурьянове )

Отец Николай подражал своей жизнью Святителю Николаю. Тот, в отличие от других Вселенских Учителей, не оставил после себя никаких Богословских Трудов, но Прославил Господа делами Милосердия, и известен миру как скорый помощник. Так и Отец Николай делами Любви Христовой утешал приходящих к нему, как говорится в одном из Акафистов Божией Матери: "не отыде от лика Моего не утешен". Делами Любви он и стал известен во всём мире. Отец Николай, как опытный регент, мог умело задавать тон не только в Церковном пении, но и тон новой жизни Покаяния. Своим словом краткого Мудрого Наставления он изменял жизнь человека, т. е. Духовно, во Христе, перерождал Душу. Так некогда Спаситель, беседуя с самарянкой, сказал: Правду ты сказала, что у тебя нет мужа, ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе (Ин. 4, 18). Этими словами Господь затронул её сокровенное больное место, её грех, тем самым открыв ей глубину Покаяния. Господи! Вижу, что Ты Пророк (Ин. 4, 19), — воскликнула она. Именно ей Спаситель впервые объявил о том, что Он Христос-Мессия. Благодать коснулась её сердца, и нам известен её дальнейший путь, плоды её Покаяния, её Веры — она стала Мученицей Фотинией.

Точно также и Отец Николай кратким наставлением мог коснуться человеческого сердца, проникнуть в самые его глубины, открыть мешающий видеть Христа грех и коренным образом изменить жизнь, обратить её к Богу. Господь сказал в Евангелии: Больший из вас да будет вам слуга (Мф. 23, 11). И Отец Николай был для всех всем, был для всех слугой ради Христа…

За его Жертвенную Любовь, подобную той, о которой учил Святой Апостол Иоанн Богослов, говоря: дети, любите друг друга. За его Смирение, Долготерпение да Увенчает его Господь Венцом Правды во Царствии Своём — Царствии Правды, в селениях Святых Своих. Аминь.
Архимандрит Гермоген (Муртазов)

Остров Православия

 

Вместо Предисловия

 

Островом Православия называли небольшой, едва различимый и на крупномасштабной карте, остров Залита, омываемый водами Псковского озера. Сюда, на эту крохотную часть суши, долгие годы корабли и лодки перевозчиков доставляли паломников со всего Православного мира. Маршрут никогда не менялся: большая земля — остров — домик Протоиерея Николая Гурьянова… Но именно здесь, в келье, собственно и начинался остров Православия, начинался с него, залитского Старца Отца Николая. Он и являлся этим Благодатным островом; островом, незыблемо стоящим средь бушующего житейского моря; островом и одновременно кораблём, идущим самым удобоспасаемым маршрутом к Блаженной Вечности. "Привяжи твою обремененную ладью к кораблю твоих Отцов, — учил некогда Преподобный Варсонофий Великий, — и они управят тебя к Иисусу, имеющему власть даровать тебе Смирение, Силу, Разум, Венец и Веселие".

Блажен, кто это сделал…

1. Святость зовёт, Святость привлекает к себе — народ откликается, не утратил ещё этот драгоценный Божий Дар. "Судите русский народ не по тем мерзостям, которые он так часто делает, — писал знаток русской души Фёдор Михайлович Достоевский, — а по тем Великим и Святым вещам, по которым он и в самой мерзости своей постоянно воздыхает… Судите наш народ не по тому, чем он есть, а по тому, чем желал бы стать". Не это ли желание заставляло — и сегодня заставляет! — русского человека хотя бы раз в жизни бросить всё, закинуть за спину котомку и отправиться за сотни, а то и тысячи вёрст, чтобы Поклониться Киево-Печёрским Преподобным, Помолиться у Мощей Сергия Радонежского, Иова Почаевского, Нила Столбенского? Смиренно испрашивать Молитв у какой-нибудь неизвестной миру Матронушки, Любушки, искать Благословения и совета в кельях у Старцев Отца Симеона, Отца Кирилла, Отца Николая…

"Драгоценные мои, вы счастливцы, что с Господом", — радостно возглашал Батюшка всем приходящим к нему и словно призывал всех взойти на корабль спасения и немедля тронуться в путь. "Помоги вам, Господи", — укреплял он немощных и малодушных. И Молитвы его творили чудеса… Великую тайну открыл однажды Преподобный Силуан Афонский: "Мир стоит Молитвою, а когда ослабеет Молитва, тогда мир погибнет". Если бы мир прислушался и осознал, что жив ещё только благодаря великой силе Молитвы Святых Подвижников, Духоносных Старцев, таких, как Приснопоминаемый Отец Николай; если бы вдруг поверил в это, скольких бы трагедий и бед избежал? Увы, ему не до того. На Любовь Святых он, в лучшем случае, отвечает молчанием, пользуясь тем, что та не ищет своего, но побуждает сердце Богоносца к непрестанной Молитве за мир, которая, по слову Преподобного Силуана, и "приходит только от Любви"

Святейший Патриарх Алексий II назвал Протоиерея Николая Гурьянова одним из Столпов Русского Старчества, отметив, что Отец Николай имел не только огромный жизненный опыт, но и неистощимую Любовь к людям; что, несмотря на свой преклонный возраст, Отец Николай старался каждому приходящему к нему сказать ободряющее слово, Духовно укрепить скорбящих. Весть о кончине быстро разнеслась по всей России, и во многих Храмах стали возносить Молитвы о Упокоении Души Новопреставленного раба Божия Протоиерея Николая.

"Уход такого человеканевосполнимая потеря не только для родных и близких, но и для всех его Духовных чад, — сказал Святейший Патриарх. — По-человечески жаль, что в нынешней жизни более не будет возможности обратиться к Отцу Николаю за советом, за Духовной поддержкой".

 

Блажен путь, воньже идеши душе…

Не всякий просящий может получить то,
чего желает, но тот, кто делами приобрел
право просить с дерзновением
Свт. Григорий Нисский

Весть о кончине Блаженной памяти Протоиерея Николая Гурьянова к нам запоздала. Отчего-то вышло так, что Москвы и Санкт-Петербурга достигла она много раньше, чем находящегося в нескольких десятках километров от острова Залита посёлка Старый Изборск, где и находились мы в тот момент. На Воскресной Литургии в Храме Рождества Пресвятой Богородицы мы слышали как поминает Настоятель Отец Алексий о здравии болящего Протоиерея Николая , и сами присовокупляли свои Молитвы к прошениям Священника, а в это же время в другом Храме, Никольском, на острове Залита, о почившем Старце служились Панихиды…

2. Слава Богу, просмотрел видеокассету Псковской ГТРК и словно побывал на похоронах Старца. Не знаю, удалось ли верно почувствовать царящую тогда на острове атмосферу? Первое, что вспомнилось — слова Ильина: "Быть русским — значит созерцать Россию в Божьем луче". Да, словно в Божьем луче…

Заупокойная служба, десятки Священников в светлых облачениях, тёплые, проникновенные слова Архиепископа Евсевия у тела почившего: "Своими Молитвами, Безупречной Жизнью Отец Николай стяжал себе большие Духовные Дары, приобрёл искреннюю Любовь народа. Ему всегда были присущи терпение, смирение, желание помочь и обратить к Покаянию, никто не был им отторгнут, не понят или не утешен. Отец Николай будет для нас всегда примером Истинного Пастыря, каждый сохранит в сердце его Отеческие наставления, советы. И сейчас, когда Отец Николай предстоит пред Господом, помолимся об упокоении его Души, о даровании ему Царствия Небесного…". Последнее целование… Редкие удары Колокола… Звук от каждого удара повисает над островом, а потом, вытесняемый следующим за ним, уплывает прочь скорбным вестником вселенной… Гроб трижды обносят вокруг Храма. Плотный человеческий поток (да, вопреки всему собралось немало людей), словно самое озеро выплеснулось на улицы острова.

Множество сосредоточенных, самоуглубленных и оттого необыкновенно привлекательных лиц, подкупающих достоверностью переживаемого чувства, — прощания с самым, быть может, дорогим человеком, — лиц по-детски чистых, просветлённых близостью Небесного, Вечного. Отброшены неудобоносимые бремена апостасийной действительности. Где вы, химеры мира? Нет вас…

3. В такие мгновения невольно проникаешься мыслью, что народ действительно дитя, нуждающееся лишь в одном Отце — Небесном, и увлекаемое к горнему земными Пастырями, такими, как Отец Николай…

Святость Отца Николая столь очевидна, что не нуждается в  оправданиях. Его кротости и смирению не требовались восхваления при жизни, не нужны они и теперь, после смерти, ибо противоречат высоте его Духовного совершенства. Батюшка часто говаривал: "Где просто, там Ангелов со сто…" . Он искал простоты, достиг её, достоин её.

4. Сейчас все дышат одним духом, и Батюшка незримо обнимает всех и Благословляет всех, теперь уж Небесным Благословением…

Похоронная процессия движется к месту последнего упокоения Старца. Впереди — пожилой мужчина. Он несёт Крест, бережно прижимая его обеими руками к груди. Это раб Божий Василий — давнее Духовное чадо Батюшки Николая…

5. Некогда Старец Благословил Василия на строительство Храма в честь Пророка Божия Илии в Островском районе. Места там глухие, разорённые лихолетьями и настолько отдалённые от каких-либо денежных потоков, что местным крестьянам самим впору идти по миру с кружкой для пожертвований, однако Батюшка, Благословляя, успокоил: "Построите с Божией помощью". Здесь уместнее поставить многоточие, в котором и удачи и неудачи, и радость и отчаяние… Иногда бывало слишком тяжело, невыносимо. В такие моменты Василий приезжал на остров Залита. Батюшка ласково улыбался, утешал и повторял: " С Божией помощью построите ". Василий успокаивался и исполнялся верой: будет!

Так и вышло. Теперь Храм почти построен. Почти…

Вспоминается мне рассказы Василия о поездках к Батюшке в те Благословенные времена, когда "пускали"... Словно жемчужины, доставал Василий из шкатулки памяти события и факты, бережно перебирал, будто боялся уронить. Чувствовалось, что это у него самое дорогое, самое заветное… "А ведь Батюшка называл меня Васильюшка, — он украдкой вытирал слезу и добавлял: — меня так больше никто не называл".

Васильюшки, Зинаидушки, Мариюшки…, многие годы вы были рядом с Батюшкой и всё это время он называл вас "дорогие мои". Не верьте, что однажды хоть что-то изменилось: и не имея возможности видеть вас, Батюшка по-прежнему называл вас также, Молился за вас, вспоминая каждое дорогое ему имя и теперь не оставит в своём Предстательстве у Престола Божия…

Отец Николай очень любил цветы. Когда был помоложе, выращивал их в горшочках, и стояли те повсюду на подоконниках и столах, свидетельствуя своим совершенством о вечном Божием попечении о тварном мире, благоуханием напоминая о неповторимых красотах Царствия Небесного. С годами горшочки с цветами исчезли: не стало у Старца сил обихаживать их. Но всё утраченное с лихвой восполнилось в день похорон: столько прекрасных цветов на острове не видели никогда. Впрочем, что они по сравнению с теми, небесными, что окружают Батюшку сейчас, когда затворились за ним двери смерти. Помните?
 

Прошёл мой век, как день вчерашний,
Как дым промчалась жизнь моя,
И двери смерти страшно тяжки,
Уж недалеки от меня.

Наверное каждый, бывавший у Батюшки, слышал это четверостишие. Почему Старец считал важным говорить всем именно эти, столь незамысловатые слова? Безыскусные, непритязательные… да… но стоит лишь задержаться на них мыслью, задуматься и открывается их великая тайна. Можно сказать тысячи проповедей, написать тысячи статей, но вся их мудрость вдруг удивительным образом уместится в одно лишь безхитростное четверостишие. Воистину, "где просто, там Ангелов со сто…".

"Прошёл мой век, как день вчерашний, Как дым промчалась жизнь моя", — если пропитаешься горьковатым, но целительным соком этих строк, поймёшь, не можешь не понять, что вся манящая прелесть мира, его необъятность, сулящие возможность обладания ими сокровища его, его слава и гордость — иллюзия, обман. Обладать ими или просто мыслить об этом — разница невеликая: ведь всё это одинаково длится "миг". А "двери смерти страшно тяжки" всегда недалеки и всегда неизбежны. Но самое главное — это не конец пути, это "двери", а за ними вечность… Совсем не случайно четверостишие напоминает собой лесенку, где каждая последующая строчка короче предыдущей: сказал одну и поднялся ступенькой выше… Впрочем, известное дело, по лестнице можно и спускаться вниз, потому-то двери могут быть "страшно тяжки".

Так просто, но… так безмерно глубоко, Духовная Мудрость научала не ведущую истины "юность". Блажен, кто имел уши услышать. Последнее, увы, как непросто. Мир сознательно отторгает Духовную Мудрость: своя неправота дороже. Что ж, говорит, "если бы молодость знала, если бы старость могла", вздыхает и натягивает на глаза пелену неведения. "Ничего там нет!" …

Однако "пусть мёртвые сами хоронят своих мертвецов". Нам важнее не забыть про те двери, которые для нас всё ещё "страшно тяжки". А Батюшка… для него наступил уже новый век, осиянный небесным светом, и лишь в памяти нашей остались его последние слова извинения:

Вы простите, вы простите,
Род и ближний человек,
Меня грешнаго помяните,
Отхожу от вас навек…

Но вернемся к первому четверостишию. О чём-то ещё хотел сказать нам Батюшка. Услышали ли мы, "род и ближний человек"? Вспоминаю события трёхлетней давности. Май 1999 года, девяностолетие Батюшки… На острове большая группа гостей во главе с Владыкой Евсевием. У домика Отца Николая шумное многоголосие: возглашают многолетие. Поздравления, цветы… Батюшка дважды уже пропел своё "Прошёл мой век, как день вчерашний…". Владыка Благословляет Старца Иконой Воскресения Христова. Отец Николай Благодарен Господу и Владыке.

6. Подвиг Старческого служения Отца Николая невозможно рассматривать вне контекста Святоотеческих представлений о Святости. Посмотрим, как блистательно рассуждает Преподобный Симеон Новый Богослов (†1032) о мерах служения Святых народу Божию. "Все Святые, — пишет этот великий Духовный писатель и Богослов, — воистину члены Христа Бога и как члены — сочетаются с Ним и соединены с Телом Его так, что Христос есть Глава, а все от начала до последнего дня Святые — члены Его. И все они в совокупности составляют единое Тело... Иные из них состоят в чине рук, творящих дела до сих пор, исполняя волю Его, претворяя недостойных в достойных и представляя их Ему. Иные — в чине плеч Тела Христова носят тяготы друг друга или, возложив на себя найденную погибшую овцу, блуждавшую в горах и пропастях, приносят её ко Христу и так Исполняют Его закон. Иные — в чине груди источают для жаждущих и алчущих Правды Божией чистейшую воду Премудрости и Разума, то есть научают их Слову Божию и преподают им истинный хлеб, который вкушают Святые Ангелы, то есть истинное Богословие, как наперсники Христовы, возлюбленные Им. Иные — в чине сердца, которые Любовью вмещают всех людей, приемлют внутрь себя дух спасения и служат хранилищем неизреченных и сокровенных таин Христовых. Иные — в чине чресл порождают Божественные помышления, имеют силу таинственного Богословия и сеют семя благочестия словом своего учения в сердцах людей. Иные, наконец, — в чине костей и ног являют мужество и терпение в искушениях, подобно Иову, и неподвижно стоят в добре, не уклоняются от налегающей тяжести, но охотно принимают её и бодро несут до конца. Таким-то образом стройно составляется Тело Церкви Христовой из всех от века Святых Его и бывает целым и всесовершенным, да будут едиными все Сыны Божии, написанные на Небесах".

Собственно никакие пояснения не требуются. Невозможно отрицать, что служение Батюшки возымело силу всех проименованных чинов Тела Христова. Всё было: и обращение "недостойных в достойных", и чистейшая вода премудрости "для жаждущих и алчущих правды Божией", и сеяние семян благочестия, и "дух спасения", и личное "мужество и терпение в искушениях" Было! Наверное, это знак последних времён, когда одному нужно уметь и успеть всё; хотя бы кому-то нужно пламенеть так, чтобы мы все, "как Свеча, приобщились Божественному Свету"

Путь к совершенству

Так жили Святые, ибо Дух Божий учит душу молиться за людей
Прп. Силуан Афонский

7. Отец Николай Алексеевич Гурьянов родился 24 мая 1909 года в селе Чудские Заходы Гдовского уезда, Ремдской волости, Санкт - Петербургской губернии в благочестивой семье Гурьяновых. Принял Святое Крещение в Михаило-Архангельском храме села Кобылье Городище. С детства прислуживал в Алтаре. Любовь к Храму и к Церковному Пению была присуща всем членам их семьи: его Отец Алексей Иванович был Регентом Церковного Хора; старший брат, Михаил Алексеевич Гурьянов — профессором, преподавателем Санкт - Петербургской консерватории; средние братья, Пётр и Анатолий, также обладали музыкальными способностями, но о них осталось мало известий. Все трое братьев погибли на войне. Батюшка так вспоминал об этом: "Отец у меня умер в четырнадцатом году. Осталось нас четверо мальчиков. Братья мои защищали Отечество и от фашисткой пули, как видно, не вернулись… Благодарите Отца Небесного, мы живём теперь, у нас всё есть: и хлеб и сахар, и труд и отдых. Я стараюсь вносить в Фонд Мира ту копеечку, которая помогает избавиться от этих военных действий… Война ведь пожирает молодые жизни. Не успел человек открыть дверь в жизнь — уже уходить…"

Существует предание, что Отец Николай побывал на Острве Залита (в ту пору Талабске) ещё в отроческом возрасте. Рассказывают, что примерно в 1920 году Настоятель Храма Архангела Михаила, в котором Отрок Николай работал Алтарником, взял мальчика с собой в губернский центр. Добирались водным путём и на острове Талабск пристали отдохнуть. Пользуясь случаем, решили посетить подвизающегося на острове Блаженного. Звали того Михаилом. Был он болящим, всю жизнь носил на теле тяжёлые вериги и почитался как прозорливец. Говорят, что Блаженный дал Священнику маленькую Просфору, а Николаю — большую и сказал: "Гостёк наш приехал", предсказав ему таким образом будущее многолетнее Служение на острове…

В 20-е годы их Приход посетил Митрополит Петроградский и Гдовский Вениамин (будущий Священномученик). Отец Николай так рассказывает об этом событии: «Я мальчишкой совсем ещё был. Владыка служил, а я Посох ему держал. Потом он меня обнял, поцеловал и говорит: “Какой ты счастливый, что с Господом...”».

До 1929 года Отец Николай служил Псаломщиком в Свято-Никольском храме села Ремда Серёдкинского района Ленинградской (теперь Псковской) области.

В конце 20-х годов он окончил Гатчинский Педагогический техникум и первый курс Педагогического института в Ленинграде , затем учительствовал в Тоснинском районе Ленинградской области.

В тридцатые годы Отец Николай прошёл тернистым путём всех Исповедников и Новомучеников Российских: он был арестован и прошёл этапы, лагеря. Несколько лет провёл в ссылке в Сыктывкаре, где во время работы сильно повредил ногу. В период этих тяжких испытаний Батюшка встречал много Подвижников, истинных Светильников Веры Православной, пример которых во многом определил путь его дальнейшего Служения Богу и Его Церкви, недаром Новомученик Российский Архиепископ Илларион (Троицкий) подчёркивал, что заключение — безценная школа добродетелей.

Начало Пастырского Служения Отца Николая Гурьянова совпало с тяжёлыми испытаниями для нашего народа — Великой Отечественной войной. В начале войны, оказавшись на территории оккупированной немцами, Отец Николай был перемещён в Прибалтику. Здесь, в Рижском Кафедральном Соборе, 8 февраля 1942 года он был Рукоположен в Сан Диакона Митрополитом Сергием (Воскресенским), а 15 февраля 1942 года Святитель Сергий Рукоположил Отца Николая Гурьянова в Сан Иерея. В этом же году Отец Николай окончил Богословские курсы, которые возглавлял Митрополит Мануил (Лещинский).

Вскоре Отец Николай был направлен в Город Ригу, где до 28 апреля 1942 года Служил Священником в Свято-Троицком женском Монастыре. Оттуда, по указу Митрополита Сергия, был переведён в г. Вильнюс, где имел должность Уставщика Богослужений в Свято-Духовском Монастыре до 16 мая 1943 года. С 1943 по 1954 гг. Отец Николай Гурьянов является Настоятелем Храма Святителя Николая в селе Гегобрасты Паневежского Благочиния Литовской ССР.

Фактов о Служении Отца Николая в те годы сохранилось немного, один из них — автобиография, написанная его рукой.

 

Автобиография

8. Я, Гурьянов Николай Алексеевич, родился 24 мая 1909 года в бывшей Петербургской губернии Гдовского уезда, Ремедской волости и Крёщен в Свято-Михаило-Архангельском Храме Кобылья Городищенского Прихода.

Ещё в дошкольном (как помню) возрасте, я горячо привязался к Церкви Божией, Служителям Ея и эта Любовь во мне осталась на всю жизнь. Я с раннего возраста принимаю активное участие в делах Дома Божия. А именно: в родном Храме прислуживаю в Святом Алтаре, читаю, пою на Клиросе, вместе с Батюшкой Прихода хожу по домам и пою Молебны.

В Ремде, Серёдкинского района, с 1929 года я исполняю должность Псаломщика при Свято-Никольском Храме, затем работаю на производстве и заканчиваю среднюю школу.

Под Ленинградом в Тоснянском районе учительствую, на этой работе застаёт война 1941 г. и оккупация.

 

15 февраля 1942 г. принимаю Cвятое Рукоположение в Cан Иерея и в городе Вильнюсе поступаю в Духовную Семинарию. В июле месяце 1943 года из Вильно перехожу на Приход Гегобрасты Поневежеского Благочиния; а в 1951 году заканчиваю  Духовную Семинарию на Заочном Секторе при Ленинградской Духовной Академии и там же продолжаю повышать Богословские знания на втором курсе Духовной Академии.
Протоиерей Николай Гурьянов

Правящий Архиерей характеризовал Отца Николая как Высокодуховного Пастыря, ответственно и благоговейно относящегося к своим Священническим обязанностям, пользующегося доверием и Любовью Паствы. Вот некоторые фрагменты из этой характеристики (от 15 октября 1958 года), подписанной Архиепископом Виленским и Литовским Алексием :

"Это, без сомнения, незаурядный Священник. Хотя Приход его был малочислен и бедный (около 150 человек Прихожан), но благоустроен так, что может быть показательным примером для многих…

В личной своей жизни — безукоризненного поведения. Это Пастырь — Подвижник и Молитвенник. Целибат .

Приходу отдавал всю свою Душу, все свои силы, свои знания, всё сердце и за это всегда был Любим не только своими Прихожанами, но и всеми, кто лишь только ближе соприкасался с этим добрым Пастырем".

9. О его высочайшем Пастырском достоинстве свидетельствуют и Церковные награды, полученные им в те годы: в 1952 году — золотой Наперсный Крест, и Сан Протоиерея в 1956 году по указу Святейшего Патриарха Алексия.

Долгие годы верным спутником и помощником в Пастырских трудах и в повседневных заботах для Отца Николая была его мать — Екатерина Стефановна.

Верная раба Божия, матушка Екатерина, сумела привить свою беззаветную Любовь ко Господу своему сыну. Храм, Молитва Богу, Божией Матери, Святым Божиим, и особенно ко своей Святой Небесной Покровительнице Великомученице Екатерине, были главными занятиями её жизни. Почила о Господе матушка Екатерина Стефановна 23 мая 1969 г. и похоронена на кладбище, напротив Батюшкиного дома.

Настаёт важный для Отца Николая 1958 год.

"Боголюбивый Батюшка, Отец Владимир! — пишет Отец Николай неизвестному нам адресату. — Если Отец Иоанн не тронулся из Залита, то пусть он с Богом сидит там зиму, а я себе буду сидеть у себя в Гегобрастах до весенних тёплых, светлых, долгих дней, вполне соответствующих моему переезду и переезду Отца Иоанна. А если же Отца Иоанна перевод и переезд неминуем и состоится этой осенью, то нужно нашу передвижку уложить пока не совсем короткие дни и сухая погода. С любовию о Господе к Вам — Отец Николай"

Перевод состоялся осенью. По указу Владыки Иоанна (Разумова) от 21 октября 1958 года Отец Николай назначен Настоятелем Храма Святителя Николая на острове Залита Псковского района. Уже в день Покрова Пресвятой Богородицы Отец Николай служит первую Литургию. Здесь пройдут последующие сорок четыре года его жизни и Пастырского служения. Здесь он станет тем, кем знаем мы его сегодня — Батюшкой Николаем, Старцем с Острова Залит…

С первых дней служения Батюшка благоукрашает свой Храм. В нём появляются новые Иконы и другие Святыни, периодически производится необходимый ремонт придельного Храма в честь Иконы Божией Матери Одигитрия.

10. Есть в Храме Святителя Николая почитаемый Чудотворный Образ Божией Матери «Благодатное небо», имеющий второе название «Смоленская», празднуемый в день Смоленской Иконы Божией Матери 28 июля. В тяжёлые смутные времена с этой Святой Иконы была похищена серебряная Риза, и Отец Николай сразу, как приехал на остров, постарался одеть Матерь Божию в подобающую Ей Царскую Порфиру. В этом помогли Духовные чада Батюшки, которых у него всегда было много. Игуменья Тавифа из Свято-Духовского женского Монастыря в городе Вильнюсе взяла Благословение и начала шить Ризу Богоматери на голубом бархате. Сколько слёз радости и боли сопровождали эту работу матушки-Игуменьи знает, наверное, только Хозяйка Ризы. В 1960 году, после 2-х летнего труда, Риза, наконец, была одета на эту Святую Икону Заступницы нашей Усердной, Пресвятой Богородицы. И поныне этот Святой Образ радует и подаёт Духовное утешение всем с верою к нему притекающим.

В этом же году Блаженная Игуменья Тавифа почила о Господе от тяжёлого долговременного недуга, а сёстры её обители вскоре в видении увидели свою Игуменью и услышали, что матушка Тавифа на пути прохождения мытарств была сопровождаема Матерью Божией.

11. В 1988 году Протоиерей Николай был награждён Митрой и правом Служения с открытыми Царскими Вратами до пения “Херувимской”, а в 1992 году, по указу Святейшего Патриарха Алексия II, — до пения “Отче наш”.

"Вам нет и часа выходных, — говорили Отцу Николаю, — зачем вы так утруждаете себя, вы ведь пожилой человек?". Он же отвечал: "Я и лежать буду, всё равно паломников буду принимать". Жители острова поражались его трудолюбию. "Кладбище наше выращено на Плечах Батюшки", — рассказывает Матушка Нила (Тимофеева Н.Т.). А вот слова самого Отца Николая, сказанные в 1988 году: "Я и сейчас труд люблю. Я всегда говорю: труд облагораживает человека. В Священном Писании сказано: трудящийся да яст. А в современном: кто не работает, тот не ест… Бога я люблю, с Богом и до моря можно… Труженики наши люди-рыбаки… Бывает в непогоду, в ненастье.. волны… бури… а они всё это несут и творят доброе дело… — рыбку добывают… Молимся, просим, чтобы Господь помог миру избавиться от страшного недуга и военных действий. Старички умирают, а молодые не держатся, уходят, да и редко посещают Храм Божий, кто остался из молодых…".

"Когда Батюшка приехал, — делится своими воспоминаниями Духовное чадо Старца Валентина Алексеевна, — на острове не было ни одного деревца. Он поедет в Почаев, привезёт липы, из Киева — каштаны, в Тарту дали жасмин, откуда-то достал саженцы яблонь. Глядя на него, и мы стали около домов яблони сажать. В жару берёт два ведра и бегом на озеро за водой. Нас-то всех подымет: "Идем, Валюшка, и твои яблоньки пить хотят". Все уж спешим гуськом с вёдрами к озеру, а он все бегом, бегом, скорее всех. Забежит — выльет, и опять в свою череду. Всё бегом, с шутками, как усидишь? Так и засадили остров. А уж кладбище-то он сам. Как Батюшка приехал, так и остров изменился".

Остров изменялся не только внешне, но и внутренне, Духовно. С Любовью и терпением учил Отец Николай, что главное не здесь и не сейчас, а там, в будущей жизни, и каждая маленькая победа над собой, над суетными греховными обычаями мира — это шаг к этой Блаженной будущей жизни. Аннушка, Духовное чадо Батюшки, собралась в город к врачу. С собой, как знак благодарности, взяла бутылку шампанского.

Батюшка догнал на пристани, закричал: "Разбей, Аннушка, много тебе грехов простится…"

Как-то пришли к батюшке два молодых мужчины, обоих Николаями звали. Исповедались, Причастились в Храме и собрались на материк, в город. Батюшка им: "Никуда не уезжайте, утонете!" Не послушались, поехали.

Лодка перевернулась, и оба утонули. "Почему так с ними произошло? — спрашивают Батюшку. — Вот Николай (это об одном из погибших) единственный сын у отца с матерью. Сколько ж родителям печали будет?" А Батюшка: "Они готовились, они Молились, они Постились, они Исповедались, они Причастились, они Очистились — будут теперь в Царствие Небесном. А если бы ещё пожили, только Бог знает, что с ними бы ещё стало. Мы здесь временно, всего лишь в гостях, а там — Блаженная Вечность!"

12. Однажды Батюшка рассказал одному из своих гостей занимательную, но, одновременно, и поучительную историю. О том как покаялся кот Липа. Дело же вышло такое. Кот тогда был ещё совсем молодым, падким на шалости и, конечно же, до охоты. Пташек во двор залетало много. Липа как-то изловчился и поймал одну прямо налету. Долго раздумывать не стал: съел и дело с концом. Батюшка к происшедшему отнёсся серьёзно, обстоятельно разъяснил провинившемуся животному в чём его неправота и наказал наперёд больше так не поступать. Кот жмурился, виновато кивал головой, словно прощения просил — каялся. К слову сказать, не лицемерно: с тех пор ни одной пташки Божией Липа не обидел — рыбкой обходился. И более того, когда некая доверчивая пенка свила во дворе гнездо, да так низко, что вызвала соблазн у соседских котов, Липа самоотверженно встал на защиту и её самой, и потомства. В обиду новых соседей не дал. Такое достойное похвалы послушание! Вот вам и безсловесная тварь!

12-1. Долгие годы к маленькому Батюшкиному домику нескончаемым потоком со всех городов и весей изливалась река Православных Паломников . В любое время года — и в мороз, и в ненастье. Там, на большой земле, кипел водоворот житейских страстей, возникали политические и экономические кризисы, приходили и уходили в небытие парламенты и правительства, а здесь решались одни и те же всегда неизменные вопросы: “Как спастись и наследовать Блаженную Вечность? Как примириться с Богом и ближними? В чём смысл и какова цель наших болезней, бед и скорбей?” Можно было прожить жизнь и не добиться ответа, не понять самых простых вещей, или приехать сюда, тихо постоять у калиточки и вдруг увидеть просветлённый Батюшкин лик, испытать радость сопричастия с тайной Царствия Небесного, которая кажется и была сокрыта за маленькой деревянной дверью его скромного домика-кельи...

13. Дверь открывалась и на крылечко выходил Батюшка. Все замолкали и впитывали исходящий от него чистый умиротворяющий Свет... Сам дворик — словно иллюстрация к первым главам книги “Бытия”, где бытописатель повествует о Рае: каштаны, кипарисы, множество голубей на их ветвях (вообще, часто ли увидишь голубей на деревьях?), сидящих плотно друг к дружке, как куры на насесте; теснились голуби и на скате крыши над крыльцом, и на земле, тут же воробьи, непременные в деревне куры, а буквально между ними прогуливалась кошка и собачонка. Наверное это и были мир и благорастворение воздухов, о которых мы просим в Молитве... Простые слова, которые мы часто говорим друг другу, в Батюшкиных устах приобретали подлинную свою силу. “Помоги вам Господи”, — говорил он, и что-то тут же происходило, менялось в жизни. Верно Господь, приклонив ухо Свое с небес, слышал каждое Батюшкино слово и, по Молитвам Старца, простирал Божественную Десницу Свою для помощи нуждающимся...

Батюшку спрашивали:

К Вам за Вашу жизнь приходили тысячи людей, Вы всматривались внимательно в их Души. Скажите, что Вас больше всего безпокоит в Душах современных людей — какой грех, какая страсть? Что для нас сейчас наиболее опасно?

Отец Николай:

Безверие. Это страшно.

Даже у Христиан?

— Да, даже, у Православных Христиан. Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец.

— Батюшка, что бы Вы хотели сказать всем Православным Христианам о Спасении?

— Верующий человек, он должен любвеобильно относиться ко всему, что его окружает. Любвеобильно!

В Канаде в пустынном месте провинции Саскачеван, на берегу лесного озера по Благословению Отца Николая поднимается Скит . Из небытия, на одном энтузиазме… и Вере немногочисленных членов Духовного Братства во Имя Святых Царственных Мучеников. Поднимается вопреки "здравому" смыслу, но с явными признаками чудесной помощи Божией, призванной Благословением далекого залитского Старца…

В последние годы Отец Николай говорил очень мало, наставления его были коротки и односложны, , — воистину, "не обилие слов умоляет Бога, но Душа чистая и являющая добрые дела" , — главное его делание скрылось от внешнего взора во "внутреннюю келию", где и творилось великое Таинство Молитвы. Это стало естественным завершением всего жизненного подвига Батюшки, Благоухающим плодом его Подвижничества, ибо, как говорит Святитель Игнатий Брянчанинов, если будем сеять семена Молитвы, не истончив плоти, то вместо правды принесём плод греха... Красота же Души, высвобожденная победой над плотским естеством способна сотворить чудо, ибо "когда она возгласит угодное Ему (Богу), то получает всё"

Что открылось миру в благословенном "молчании" Молитвы Старца? Немногое. Предостережения о гибели подводных лодок, землетрясениях — то, чего по неведомым Божиим судам избежать уже было нельзя, но безусловно осталось тайной то, чего мир избежал. Сколь гнева преложил на милость Всемогущий Судия по Молитвам Отца Николая, какие наказания до времени отложил? Едва ли кто даст ответ. Но достоверно одно: мы не вправе сомневаться в Благодатной, Преображающей и спасающей мир силе Молитвы залитского Старца. «Ты, может быть, скажешь, что теперь нет таких Монахов (старцев, И.И.), которые Молились бы за весь Мир? — вопрошает Преподобный Силуан Афонский и отвечает: — А я тебе скажу, что когда не будет на земле Молитвенников, то мир кончится, пойдут великие бедствия; они уже и теперь есть». Да, они есть и день ото дня множатся. Мир распадается, пожиная последствия грехов и беззаконий, которые, тем не менее, в изобилии продолжает порождать и если пока ещё держится на плаву, то только благодаря созидающей и содержащей плоть бытия силе Молитв Святых, живущих Любовью Христовою. "Ради неведомых миру Святых, — утверждает Архимандрит Софроний (Сахаров), — изменяется течение исторических и даже космических событий, и потому каждый Святой есть явление космического характера, значение которого выходит за пределы земной истории в мир вечности. Святые — соль земли; они — смысл её бытия; они тот плод, ради которого она хранится. А когда земля перестанет рождать Святых, тогда отнимется от неё сила, удерживающая мир от катастрофы. Каждый Святой, как Антоний, Арсений, Николай, Ефрем, Сергий, Серафим и им подобные, составляют драгоценнейшее вечное достояние всего мира, хотя мир и не хочет знать об этом и часто убивает Пророков своих…"

После смерти Отца Николая местные жители неоднократно замечали, что голуби вдруг покидали своё насиженное место во дворике, слетались к Могиле Старца и ходили вокруг неё. Там же, у места упокоения своего хозяина, часами неподвижно сидел кот Липа; его уносили домой, но он возвращался. Многие видели, что кот плакал…

 

Сороковины

Праведность — самые быстрые крылья, возносящие от земли на Небо
Прп. Ефрем Сирин

                                                             
                                                              

Утро в день Батюшкиных сороковин выдалось холодное и ветреное. Накануне по озеру объявили штормовое предупреждение, тем не менее ожидалось прибытие большого количества Паломников. С вечера мы перезванивались со знакомыми, договариваясь на счёт мест в лодке. Обещали оставить. Выехали пораньше, ещё затемно. Дорогой безпрестанно пели "Милосердия двери отверзи нам…", понимая, что без помощи свыше до острова легко не доберёмся. Так и получилось: на пристани в деревне Малая Толба уже собралось множество людей. По обочинам дороги, и где только возможно, в плотную друг к дружке парковались машины и автобусы, так что мы едва нашли место для стоянки. А на причал и вовсе было не взойти. Наши надежды на обещанные места рухнули. Видели, как отчалил от пристани первый маленький катер "Прогресс", увозя на борту Владыку; как отчаянно что-то кричал хозяин большой деревянной лодки, пытаясь как-то упорядочить посадку пассажиров, но люди спешили сесть все разом, боясь не успеть, остаться не удел здесь на большой земле… Вот уже и вторая деревянная лодка, загруженная под завязку, отвалила от причала, но людей на нём словно и не убыло. Мы переживали… и не только мы: у самого берега какой-то невезучий мужичёк-лодочник безуспешно пытался запустить мотор своего "Прогресса". На него уже перестали обращать внимание, когда вдруг наконец-то заладилось: мотор прокашлялся и заурчал. Мужик, видно ещё не веря в удачу, медленно поднял голову и вопросительно взглянул на предполагаемых пассажиров, тех, кто стоял ближе к нему. Он лишь начал делать это, а мы уже кричали: "Нас, Нас! Мы!" На наш голос двинулась целая толпа, но мы уже спрыгивали в тесный, перечёркнутый досками-сиденьями прямоугольник… "Только четверо!", — пытался внести разумную ясность в загрузку лодочник, но вслед за нами проскользнули ещё две женщины.

"Утонем", — предупредил лодочник, но очевидно совершив нехитрый математический расчёт оплаты за доставку, согласно махнул рукой. Лодка угрожающе просела, но двинулась и достаточно быстро заскользила вперёд по протокам сквозь камышовые коридоры. Вскоре мы обошли два деревянных баркаса и выскочили на озёрные просторы. Сразу же обрушились порывы ледяного ветра. Лодка мячиком запрыгала на коротких, но злых волнах. Верхний кормовой срез так приближался к кромке воды, что казалось вот-вот сравняется с ним и зачерпнёт. "Предупреждал же, что утонем!", — причитал лодочник. Не следовало, наверное, ему этого говорить, если только он не хотел испытать нас на прочность… Нет, за борт мы прыгать не стали, хотя потоки холодной воды заливали и сверху, и с боков: не до того было — мы отчаянно голосили "Милосердия двери отверзи нам…"; прежде пели степенно, а в озере — в голос.

Женщины на корме тоже что-то кричали из Молитвослова, который в четыре руки держали перед собой. Остров приближался медленно, но с каждым словом Молитвы всё отчетливей проступали силуэты домов, деревьев, шпиль Колокольни и Купол Свято-Никольского Храма…У берега лодочник разом повеселел и даже утешил нас: "Говорил же, что доплывём, — сказал наставительно и строго, — а вы боялись!". Мы облегчённо перевели дух: Слава Богу...

14. Ноги сами несут на кладбище. Народу ещё немного: основной поток паломников мы опередили. У знакомой калиточки несколько человек; смотрю и не понимаю: зачем они стоят, ведь Батюшки там уже нет? Лишь позже узнаю: пускают в келью (всех!). Но мы спешим к могилке… Цветы, цветы… всё утопает в цветах, так что почти не видно земли…по южной, чтобы не задуло, стороне могилы выставлены Свечи; кто-то застыл, опустившись на колени и склонив голову долу. Прикладываемся к деревянному Кресту, целуем землю на могиле, Молимся, как умеем, просим у Батюшки прощения и его Святых Молитв… Молчим… Подтягиваются несколько Священников (это прибыли большие деревянные лодки) и тут же начинают Служить Панихиду. Мы подпеваем в нужных местах. И уже не так зябко, и ветер не такой безжалостный и холодный. Наша Панихида закончена, но подоспела новая череда Священнослужителей. Разжигают Кадила и собираются служить — так будет весь день…

Мы встали в очередь у калиточки в Батюшкин дворик. В келью запускали по четыре человека. Пошли и мы… У крылечка сидел кот Липа (тот самый, что так безутешно скорбел по хозяину и не хотел покидать могилу), измождённый и совершенно безучастный к движению мимо него людей… Голубей во дворике значительно поубавилось, верно и вправду переселились поближе к могилке. С волнением переступили порог, миновали сени, переднюю комнату, совсем крохотную. В ней кухонный стол, покрытый голубой скатертью, самовар и чайные приборы; Иконы прямо на столе и на стенах: Спасителя, Страшного Суда, Святого Праведного Иоанна Кронштадтского, Царственных Мучеников  и ещё много Икон. В дальней комнате, спаленке, по правую руку — Батюшкина кровать, на ней Поручи, к ним с Благоговением прикладываются. Прямо, закрывая окно, две большие вытканные Иконы: Божией Матери Казанской и Святителя Николая, перед ними Аналой, на котором Крест и Евангелие.

 

15. В Храме в это время совершалась Божественная Литургия. Возглавлял Богослужение Архиепископ Евсевий.

Создавалось впечатление, Что Причащались все присутствующие. Многие приехали на остров загодя, за два-три дня, так что было время поговеть и приготовиться. После отпуста все потянулись на улицу и вливались в ряды процессии, двинувшейся с пением "Святый Боже" на кладбище.

Всякое действо, в котором участвует столько людей, столько Духовенства, да ещё во главе с Архиереем, приобретает особую торжественность. Да, так и было: чувствовались и важность момента, и его острота; и хотя обыденное, суетное вилось где-то рядом, пытаясь путать и отвлекать мысли, но главное не оставляло: понимание, что миновали сорок дней, что Батюшка уже окончательно перешагнул за порог всего земного, тленного и впереди только Небесное, Вечное. Теперь лишь Молитвенная память будет связывать нас, его о нас предстательство, в котором, верю, он не оставит…

Думается, очень важными были слова Архиепископа Евсевия, сказанные после завершения общей Панихиды. Владыка предостерёг тех, кои прикрываясь Духовным Авторитетом Старца, самочинно возвещают о Святости тех или иных лиц, объявляют не санкционированные Священноначалием Посты. Своеволие и самочиние, отметил Владыка, которые опережают Соборные решения Церкви, идут во вред Православию…

 Рассказывают паломники и местные жители о встречах со Старцем, чудесной помощи по его Молитвам и предстательству. Десятки необыкновенных историй. Каждое — это событие, чудо, достойное отдельного разговора, отдельной книги. Вот некоторые из них.

Рассказывает игумен Роман, Батюшка необыкновенной простоты; глаза у него доверчивые и по-детски чистые.

Однажды приехали на остров, зашли в сторожку, что напротив Храма, к Алтарнице Матушке Анастасии (ныне покойной). Поинтересовались, где сейчас Батюшка? "Посидите трошки, чай сам придёт", — успокоила та. И тут открылась дверь и вошёл Батюшка.

— Да хранит вас Милосердие Божие, — сказал, весело улыбаясь и Благословляя нас. Усадил он нас по правую и левую стороны от себя и начал мирно с нами беседовать. Во время этой трогательной и задушевной беседы разрешались многие наши вопросы. Нам уж показалось, что все вопросы исчерпаны и пора бы отпустить трудолюбца-Старца для встреч с другими паломниками. Вдруг Отец Николай обращается к моему соседу и говорит:

— Вот ты сейчас пойдёшь, сядешь в ракету, опустишь руку в карман и найдёшь там записку с вопросами, которые написал своей рукой дома и позабыл их разрешить.

Мужчина всплеснул руками, хлопнул себя по лбу и достал действительно забытую в кармане записку. Позже, со слезами на глазах, он благодарил Батюшку, разрешившего все его вопросы.

И это часто случается с теми, кто стремится побеседовать с дорогим Батюшкой. Лишь увидишь его, и невидимое благодатное облако покроет тебя, так что вдруг разом покажутся незначительными или даже забудутся все вопросы, с которыми сюда ехал. Да, пребывание у Батюшки проходит на одном дыхании любви. Невольно вспоминаешь слова Апостола Петра, сказанные им в момент Преображения Господа на горе Фавор: «Господи, как нам с Тобой хорошо!

А вот ещё случай. В 1976 году скончался Старчик Михаил, чудный Псковский Блаженный. Его отпевали в Никольском Храме в Любятово, здесь же на кладбище и похоронили. Место для вечного упокоения Старец указал загодя сам: так как он очень любил Матушку Монахиню Тавифу, то просил рядом с ней его и положить.

Но прошло немного времени, и родственникам Матушки Тавифы отчего-то вознегодовали: не понравилось им, что рядом с ней положили ещё кого-то. Они даже решили выкопать гроб Старчика и перезахоронить в другом месте. Узнали об этом и дети Старчика…

Больше всех переживала Екатерина, дочь Блаженного Михаила. Она решила поехать к Отцу Николаю Гурьянову на остров Залита, чтобы тот Духовно поддержал и Помолился за отца. На острове первым делом она пошла в Храм. К её счастью, шла Служба. Екатерина сразу почему-то расплакалась навзрыд. Нина Тимофеевна (ныне Монахиня Нила), услышав плач, сошла с Клироса и, увидев Катю, спросила:

— Что случилось?

— Папу хотят вырыть из могилы и захоронить в другом месте!

И вдруг, словно легкокрылый Ангел, выходит из Алтаря Отец Николай и, Благословляя Екатерину большим Крестом, говорит:

— Не плачь, роднушечка, никто твоего папу не выроет! Будь спокойна.

Катя отстояла всю Службу, а затем и Панихиду, на которой слышала, как Батюшка поминал имя её папы.

По окончании Панихиды, Батюшка вынес из Алтаря Просфору, Благословил ею Екатерину и ещё раз наказал не плакать: всё будет как надо! Радостная отбыла она с острова и направилась прямо на могилу отца. К удивлению, застала там много людей — родственников Матушки Тавифы. Екатерину успокоили и даже стали просить прощения. Оказывается, они одумались и решили всё оставить как есть. Так по сей день и лежат рядом на любятовском кладбище Блаженный Михаил и Матушка Тафифа... Чудны дела Твои, Господи! Вот что может Молитва Старца!

Рассказывает Cвященник Алексий из Старого Изборска.

В притворе нашего Храма уже многие годы стоят пять больших Икон. От времени они так потемнели, что просто превратились в чёрные доски, на которых трудно было что-либо разобрать. Неясным было даже чьи это образы. Как перед такими Молиться? У меня возникло желание заменить их новыми. Но со старыми как поступить? Выход один — сжечь. Однако слишком ответственным мне показалось это решение, ведь Иконы стояли в Храме много лет, при многих Настоятелях. Поэтому я подумал, что будет лучшим съездить на остров Залита и испросить совета у Отца Николая. Это было летом 1997 года. Старец, выслушав меня, тут же сказал: "Не надо, не надо! Пусть стоят. Я Помолюсь, а Господь всё управит". Я принял слова Старца, как изъявление Воли Божией: Иконы остались стоять на прежнем месте. Прошло некоторое время. В канун Праздника Введения Во Храм Пресвятой Богородицы мы вдруг с удивлением заметили, что все пять Икон разом просветлели, краски словно обновились. Проступили надписи и стало отчётливо видно, чьи образы где изображены. Так на одной из Икон — Святитель Александр Костантинопольский, Святой Афанасий Афонский, Святая Мученица Параскева; на другой — Апостолы Пётр и Павел и Архистратиг Михаил. Такое вот чудо! Теперь без сомнений у этих Святых Икон можно Молиться, благоговейно прикладываться к ним. Так Господь явил нам прежде сокрытых от глаз наших небесных предстателей и защитников!

Рассказывает Валентина Алексеевна, жительница острова Залита.

У Антонины, нашей залитской, на севере в Кандалакше жили два сына. Собралась она как-то их попроведать. Сказала об этом Батюшке. Тот, как услышал, стал отговаривать: "Не езди, Антонинушка, не езди!" Два раза повторил. А она: "Я уж рыбы запасла, как же не ехать?". А Батюшка опять: "Зря едешь, не езди!" Но Антонина поехала. Погостила недолго и вскоре вернулась. В городе на вокзале встретила её родственница и на такси повезла в Толбу. Потом на лодке до острова. Сошла Антонина на берег, "Слава Богу, — говорит, — на свою земельку ступила", и тут же схватилась за сердце и упала.

Доставили её в больницу. Батюшка сразу же поспешил прийти, причастить, но поздно — умерла Антонина. "Ах, как же я тебя просил, Антонинушка, не езди туда! — сокрушался Батюшка. — Не послушалась ты!"

Рассказывает Матушка Нила (Тимофеева Нина Тимофеевна).

Как-то пришли мы на кладбище, а тут Батюшка с ведёрком воды, полить что-то пришёл. Увидел нас и вдруг, раз, окатил с ног до головы. После этого, ночью, вижу сон. Бегут с кладбища усопшие: и старые, и молодые, и дети; у кого цветок в руке, у кого Крестик. Спрашиваю: "Куда бежите?". А они: "К отцу Николаю на Панихиду". Вот какая у Батюшки Панихида!

Случилась у нас как-то такая история. Рыбак один жил на берегу, дочка его в школу должна была вот-вот пойти. Что ему в голову взбрело? Пошёл в Часовню на берегу, сбил замок, вошёл. А там стоит большая Икона Святителя Николая Чудотворца. Ударил её раз, два, а на третий — пополам расколол.

Вскоре после этого пропал. Три дня его искали, думали в озере где-то утонул. И водолазы искали, и вертолёты, но толку нет — не найти. А тут соседка зашла в их двор, смотрит: тёмный предмет какой-то на берегу на мелководье. Спустилась, видит — тело человеческое. Как раз рыбак тот и был. У самого двора утонул — такое наказание ему выпало за Святотатство. Но это ещё не всё. Стали его отпевать. Народу собралось много. И вдруг у покойного руки, раз, и вверх поднялись. Дети испугались, убежали кто куда, да и мы в ужасе. А Отец Николай: "Не бойтесь, сестрички во Христе, не бойтесь!", и руки покойного опустил на место, к груди прижал. Запели "Со святыми упокой…" — и опять покойник руки вверх. Батюшка ему: "Лежи, лежи спокойно", и руки на место прижимает. Когда "Вечную память" запели — мертвец снова руки вскидывает… Батюшка говорит: "Три раза он Икону Святителя Николая разбивал, трижды и руки поднял". Десятки людей на кладбище стояли и всё это видели… Как же Господа нет?

 

16. Прошло время, и у нас возник вопрос о расширении квартиры. Дочка подрастала и ютиться на наших скудных метрах стало очень неудобно. У меня были некоторые ценные вещи, которые я решила продать и использовать вырученные деньги на доплату за новую квартиру. Эти вещи я передала одной знакомой, которая вызвалась их быстро продать. Но шло время, ни денег, ни вещей обратно, я не получала.

Поехала к Батюшке. Тот говорит: "Сама виновата, сама отдала. Но ты её не ругай, ты за неё Молись". Я спрашиваю: "Так как же я поменяю квартиру, у меня ни денег, ни вещей?". А он: "Поменяешься, поменяешься". Я уехала в недоумении: как, мол, это поменяюсь, с чего вдруг? Но вскоре всё действительно благополучно разрешилось — именно так, как говорил Батюшка. Моя престарелая тётушка, которой требовался уход, согласилась съехаться с нами в одну квартиру. Так и сделали. С тех пор, по Батюшкиному Благословению и благодаря моей тётушке, — Царство ей Небесное, — мы живём в просторной благоустроенной квартире.

Безчисленное количество раз помогал нам Батюшка. Всё в нашей жизни было связано с его Благословением и Молитвой. Дочка ли заболеет, я ли — звоню на остров Залита Батюшке, и всё тут же чудесным образом разрешается.

Дочка выросла, и мы задумались, куда ей поступать учиться? Батюшка Благословил идти по медицинской линии, в медицинское училище , а потом, когда освоится, поработает — и в институт. По Батюшкиным Молитвам, всё так и получилось. Дочка поступила в училище, окончила, работает по специальности и со временем, даст Бог, поступит в медицинский институт.

Однажды я поделилась с Батюшкой радостью, что часто бываю на острове Залита и имею возможность с ним общаться. А он в ответ: "Да, если бы не мамочка ваша, — она сейчас в Царствии Небесном Молится за вас, — так вы бы на остров Залита и не попали…"

Я едва успевал записывать все эти рассказы на диктофон. Слушал бы и слушал, но пришла пора возвращаться. Нас пригласили в небольшой моторный бот. После недолгих сборов — в путь…

На борту вспоминал недавнюю беседу с Архимандритом Гермогеном (Муртазовым) , хорошо знавшим Батюшку на протяжении многих лет. "Отец Николай, — говорил он, — был горячим светильником Веры. Уже в молодости отличался он Великими Духовными Дарами. К нему тянулись люди, у него учились. Он был Духовником Виленского женского Монастыря при Игумении Нине (в Схиме Варвара), которая воспитала будущих Игумений многих Монастырей. По жизни это был Великий Праведник, подражавший Святому Праведному  Иоанну Кронштадтскому…"

Память подсказала недавно прочитанное: праведность — самые быстрые крылья, возносящие от земли на Небо… Самые быстрые…

А остров уплывал назад. Теряли чёткость очертаний дома и лодки у берегов, и только Купол Храма по-прежнему виделся ясно и отчётливо. Но тому и должно было быть именно так, ведь Купола, как и Праведники, тоже имеют крылья, вечно возносящие их горе и не ведающие земной усталости.

Не стоит село без праведника

Любовь — это океан, соединяющий все источники, реки и моря
Преподобный Исаак Сирин

Задаюсь вопросом: почему Отцу Николаю Божиим Промыслом отведено было местом служения именно остров Залита (старое название Талабск)? И сам себя пресекаю: а надо ли изыскивать ответ? Нет, наверное нет. Достаточно, что так судил ему Бог. Хотя, предположить всё-таки кое-что осмелюсь: не обошлось тут, мне кажется, без Молитв его небесного покровителя, Святителя Николая Чудотворца. Тот, известное дело, всегда попечительствовал рыбакам и мореплавателям. Когда 6 июля 1853 занялся на Талабске большой пожар, лишь чудом от Образа Святителя Николая не выгорел весь посад. В 1866 г. благодарные талабчане на главной набережной выстроили каменную Часовню в честь Святителя Николая для “неугасимого горения елея” , пусть оттуда и рукой подать до Свято-Никольского Храма. Вот так сыздавна почитали Святителя талабчане. И Божий Угодник не остался в долгу — в самые трудные для русского народа времена послал на остров своего тёзку, Старца Николая, Великого Подвижника и Пламенного Молитвенника.

Впрочем, не стоит село без праведника. И сейчас, и прежде жили в здешних местах люди высокого Духовного подвига . Возьмём хотя бы историю сооружения в 1842 г. ныне действующего Храмового Придела в честь Чудотворной Иконы Божией Матери Одигитрии Смоленской… С большой земли перекинулась тогда на остров эпидемия холеры и охватила жителей посада. Смерть косила всех без разбора, направо и налево.

И вот тогда некоему Прихожанину Храма Святителя Николая явилась во сне Смоленская Икона Божией Матери (верно, человеку очень благочестивому — иному разве ж явила бы Себя Сама Царица Небесная?); явилась и повелела: «Обнесите Меня с Крестным ходом вокруг всего посада и тогда холера прекратится». В сонном видении сему человеку открылось и место, где до той поры хранилась эта Святая Икона — на чердаке одного из посадских домов. К чести сказать, всё было сделано по слову Божией Матери, и вот тогда эпидемия прекратилась, а в память этого чудесного избавления от морового поветрия к Свято-Никольскому Храму воздвигли предел.

Пора рассказать и о самом Храме Святителя Николая Чудотворца. Впервые он упоминается в писцовых книгах в 1585-1587 гг., где говорится, что одно пустое дворовое место “под церковку подошло”. Первый Храм был деревянный и строился местными жителями, которые, как и теперь, были рыбаками. Во время нападения шведов в 1703 г. сильно пострадал Верхнеостровский Монастырь, основанный Преподобным Досифеем Верхнеостровским (память 8/21 октября) около 1470 г. в честь Первоверховных Апостолов Петра и Павла . Вероятно, пострадал и Никольский Храм на Талабске. В 1792 г. был возведён Каменный Храм. Он строился по традиции из известняковой псковской плиты. Четверик одноапсидный, одноглавый, безстолпный. К нему примыкает трапезная и четырехярусная Колокольня. В Храме до сегодняшнего дня сохранились фрески письма неизвестного автора.

В 1939 г. Храм пострадал от безбожных властей: был закрыт, разорён, уничтожено всё убранство; Иконы вывезены в неизвестном направлении. И лишь после войны, в 1947 году, когда гонения на Церковь практически прекратились и началось даже некоторое временное возрождение Православия, Храм вновь открыли для Богослужений, но только в Смоленском Приделе.

Есть на острове и вторая Часовня, по местному преданию в честь Анастасии Римляныни (тоже покровительницы рыбаков) . Выстроена она в 1888 г. на кладбище (буквально в нескольких метрах от неё и покоится Отец Николай).

История острова Залита богата и насыщена событиями. Принадлежит остров к группе Талабских островов, и до 1919 г. назывался Талабск (Талабским именовалось и само озеро Псковское).

В 1820 г селение получило название Александровский посад , в честь Государя Александра I, оказавшего пособие после пожара, бывшего на острове в начале XIX века.

Существует предание, что остров посещали царь Николай II с супругой царицей Александрой Фёодоровной. К их приезду рыбаки поймали огромного сома, на цепь посадили, царице показывали. Бывала здесь, говорят, проездом в Спасо-Елеазаровский Монастырь и Великая Княгиня Елизавета Феодоровна.

До самой революции ходили сюда крестные ходы из Спасо-Елеазарова, и даже из Печорского Монастыря, вестимо, в зимнее время по льду.

Тогда Талабские острова насчитывали 750 дворов!

А чего стоили ярмарки! Сюда, на острова, перед новым годом съезжались купцы, крестьяне, работный люд со многих губерний.

Население островов увеличивалось в 2-3 раза. Везли всё, что только пожелаешь. Несколько дней, а то и недель, шёл оживленный торг. С прибылью оставались жители островов и прибрежных деревень.

Особой властью и почётом пользовались на островах, как на Талабском, Верхнем, так и на среднем — Талабенце, жерники. Обычно, это были опытные рыбаки, владельцы больших неводов и промысловых судов. Дома жерников, обшитые тёсом и покрытые масляной краской, издали вещали о хозяйском достатке.

Талабчане занимались, в основном, рыбной ловлей. Пойманную рыбу отправляли в Петербург, Москву, Ригу, Варшаву. Талабский снеток сушили в специальных печах, которых насчитывалось до 119. Ежегодно продавали от 160 до 300 пудов рыбы.

Только купцы, да зажиточные островитяне располагались просторно и основательно. Двухэтажные дома, магазины, различные мастерские возводились вдоль южной стороны острова, называемой Набережная. На Верхней улице селились менее состоятельные жители или просто бедняки. Сегодня сохранился комплекс из двух двухэтажных домов бывшего Александровского посада, объединенных ранее каменной стеной. В советское время здесь располагались правление колхоза и склад.

Великая Отечественная не пощадила островитян. Военные действия, каратели, бомбёжки — в результате всего этого дома были выжжены, люди вывезены на оккупированные территории, многие попали в лагеря. После победы начинали с землянок… Но поднялись и обжились. Колхоз имени Залита стал миллионером, люди обрели достаток. Лишь в перестроечные лихолетья всё пошло на перекос, расстроилось и пришло в запустение. Молодежь, что ещё оставалась, перебралась в города, наезжая в родные места по праздникам, да в отпуска…

17. Если бы не жил на острове Праведник, Старец Николай, то верно и те шестьдесят пять домов, что остались сегодня на Залите, опустели бы и вконец осиротели. Но… не стоит село без Праведника. В последние годы здесь появилось много новых жителей, которые оставили достаток и благополучие в городах для того лишь, чтобы быть поближе к Старцу. А паломники? Их поток привлекает сюда немалые материальные средства: неплохо подрабатывают лодочники-перевозчики из местных рыбаков; опять же, есть кому предложить свежую рыбку; старушки размещают вновь прибывших на ночлег и сами с того живут…

Я сознательно не перевожу действие в прошедшее время, ибо и сегодня, после кончины Старца, всё продолжается: и паломники, и перевозка, и ночлег. Да и вряд ли когда прекратится. Не только жизнью, но и смертью своей, и местом упокоения, Старец Благословил односельчан. Воистину — не стоит село без Праведника!

 

Повинуйтесь наставникам вашим

Кому Церковь не мать, тому Бог не Отец
Блаженный Августин

Эти слова Блаженного Августина связующим стержнем пронзают все века Христианства. Отец Николай очень любил напоминать их приезжающим к нему паломникам. Впрочем, эту истину хотя бы однажды говорили своим пасомым все Пастыри: и сельские Священники, и Монастырские Иеромонахи, и городские Соборные Протоиереи, и самый опытные из всех Духовных званий и чинов, коих в народе Божием уважительно и значимо именуют Старцами. Последние, верно, особенно часто, ведь цена авторитета Церкви — это цена единства в духе и истине всех её членов; цена спасения их душ. Слова Священномученика Киприана Карфагенского уже приводились выше, но слишком они важны, чтобы не повторить: "Если люди не хранят союза и самого искреннего общения с Церковью, то пусть даже предали бы себя смерти за Исповедание имени Христова, грех их не омоется и самою кровью, ибо неизгладимая и тяжкая вина разделения не очищается даже страданиями. Находящийся вне Церкви не может быть Мучеником; оставляющий Церковь, которая будет царствовать, не может сподобиться царствования".

Возможно ли ставить своё мнение выше мнения Церкви, "что находится во всей вселенной от края до края земли, что повсеместно и в полноте преподаёт всё то учение, которое должны знать люди" ? Ответ очевиден, хотя, увы, не для всех… Что же движет заблуждающимися? Что заставляет их в заблуждениях своих прикрываться авторитетом Святости, Старческим Авторитетом? Справедливо одно — не любовь к своему Старцу и своей Церкви. И если есть у них какие-то благие намерения, то явно из тех, коими вымощена дорога в ад. Не всякому дано быть учителем и наставником. Хорошо бы почаще приводить себе на ум мудрое высказывание Преподобного Макария Египетского о том, что только "хороший Пастырь врачует больную овцу; овца овцу врачевать не может" .

18.   Подвиг  Старческого служения Отца Николая навеки будет вписан, — и вписан уже! — в историю Церкви Православной. В полном смысле он путь по  которому проложен Благодатью Святого Духа  Свет Христов...

Сколько сказано и написано о Старцах и Старчестве. Всего не упомнишь и не повторишь. Но всё же хоть что-то, несколько всего страниц, приведу на память и себе, и читателям. Это из книги "Старчество на Руси. Козельская Оптина пустынь и её значение".

Что же такое Старец? Одного афонского Монаха-Духовника спросили, отчего в настоящее время мало хороших Старцев. — “Оттого, — ответил он, — что теперь мало хороших Послушников. Первые образуются из последних” (Жизнеописание оптинского Старца Леонида). И это верно: Старец — это Инок, прошедший путь Послушания, из Послушания же ставший Старцем — руководителем других. Что служение Старца есть продолжение Послушания, то показывает и само его избрание: он не сам напрашивается и берёт на себя звание Старца, но, подобно тому, как в древне - Христианской Церкви общий голос паствы избирал достойнейшего в Епископы и Пресвитеры, так и Старца избирает братия. “Я, кажется, всё бы бросил и сидел один в келлии… да воля не моя”, — говорил один русский Старец (Макарий Оптинский)…

Самое название Старец есть точнейший перевод слова Пресвитер (по греч. presvis — старейший, старик), — название, присущее всякому Пастырю-Священнику. Но не все, однако, Старцы были Священниками: у Преподобного Пафнутия Боровского в Монастыре было до 700 братий, руководимых Старцами, из коих не было ни одного Священника. И нужно сказать, что откровение помыслов пред Старцами во исполнение Апостольского Предания: Исповедайте друг другу согрешения, яко да исцелеете (Иак. 5, 16) не есть Исповедь, как Таинство. Старец не есть Духовник, хотя может им быть, и часто бывает, а просто опытный, принимающий откровения и дающий советы Инок, и лишь тому дающий совет, кто сам к нему обращается.

Становясь Старцем, избираемый берёт на себя труднейший подвиг — подвиг послушания и великую ответственность за Души, вверяемые и вверяющиеся ему; к нему относятся строгие слова Иеговы: “Души их от руки твоея взыщу”. Он становится ответственным стражем за повинующихся ему по Апостольскому завету: “Повинуйтеся Наставникам вашим и покоряйтеся, тии бо бдят о Душах ваших, яко слово воздати хотяще” (Евр. 13, 17). “Если ты от Бога получил дар предвидеть бури, то явно предвозвещай о них находящимся с тобою в корабле. Если не так, то ты будешь виновен в крушении корабля, потому что все с полною доверенностью возложили на тебя управление оного” (Лествица. Сл. к паст., гл. 5). “Если и тот, кто обладает словом на пользу, но не сообщает оного обильно, не останется ненаказанным; то какая, думаешь, возлюбленный, опасность угрожает тем, которые деятельным своим содействием могут помочь злостраждущим, и не помогают? Избавлен ты Богом? — избавляй других. Спасён? — и сам спасай влекомых на смерть. Искуплен? — не скупись на искупление умерщвлённых демонами” (Там же, гл. 13). Самоё Пастырское Служение Старца, попечение о спасение вверяющихся ему, внешнее управление ими и внутреннее Душевное благоустроение их должно выражаться в следующем: кто ретив, направь как лучше; кто ослаб, возбуди ревность; кто уклонился в сторону, возведи на должный путь; кто горем убивается, утешь и воодушеви; кто берётся не за то, что погоже, вразуми; поссорились, примири; обида произошла, рассуди право; бедность угнетает, устрой помощь; не понимают чего, разъясни; страсти кого одолевают, укажи, как справиться с ними. Так всегда — когда словом, когда делом, когда строгостью, когда лаской, когда один, когда сообща, имея одно в виду: да будут все совершенны и ни в чем же лишены (Иак. 1,4). Старец знает, что успех его служения зависит от его нравственного совершенства: не столь сильно его слово, как жизнь, и чем нравственно он выше стоит, тем больший успех в своем служении имеет. “Руководство примером дел, — говорит Святой Григорий Нисский, — гораздо действительнее, чем наставление словесное: всякое слово, без дел являемое, как бы ни было красноречиво составлено, подобно бездушному изображению, которому краски и цвета придают некоторый вид живости; а кто сотворит и научит, тот есть истинно живой человек, цветущий красотой, действующий и движущийся”. “Пастырь, — по словам святителя Тихона Воронежского, — не столп, стоящий при пути и лишь показывающий дорогу в город и сам недвижно стоящий, а передовой вождь других, отвечающий за других и за них подвергающийся нападениям”. Старец учит тому, чему сам уже научился: “врачу, исцелися сам”; и “врач — лишь ум, себя уврачевавший и других врачующий тем, чем сам уврачевался”. “Великий стыд для Наставника, — говорит Иоанн Лествичник, — Молиться Богу о даровании послушнику того, чего сам не стяжал”. Он должен “дея, учить”, “не предлагать то правилом, что сам не исполнил делом” (Св. Антоний Великий).

Духовно сливаясь с учениками, Старец подавляет в себе самолюбие и возгревает любовь. До чего возгоралась и горела любовь Старцев к немощным Послушникам, можно судить по следующим примерам. Так, один Великий Старец (Преп. Варсануфий) ранее всякой просьбы Молился об учениках. “Я прежде прошения вашего, — говорил он им, — ради горящей во мне любви Христа, сказавшего: возлюби ближнего твоего, яко сам себе (Мк. 12, 31), не престаю день и ночь Молиться Богу, чтобы Он сделал вас Богоносными. Я как отец хочу включить детей своих в светлые воинства царские, тогда как они сами не заботятся о сём” (отв. 109)...

Обильная и самоотверженная любовь Старца, естественно, требует обнаружения и обнаруживается именно в сострадании, сорадовании и помощи всем обращающимся к нему за советом. Всё служение Старца — проявление его любви. Спасение ближних Старцы связывают со своим и готовы ради помощи ближним терпеть укоризны и поношения. Защищаясь от завистливых нареканий, Старец преп. Серафим Саровский говорил: “Положим, что я затворю двери моей келлии. Приходящие к ней, нуждаясь в слове утешения, будут заклинать меня Богом отворить двери и, не получив от меня ответа, с печалию пойдут домой… Какое оправдание я могу тогда принести Богу на страшном Суде Его?”

На запрещение не принимать приходящих за советом мирских посетителей (на старчество смотрели, как на новшество) Старец Леонид Оптинский говорит: “Пою Богу моему дондеже есмь (Пс. 145,2). Что же? берите, судите меня, если на то дана вам власть. Я живу и хожу пред Богом моим, живу для ближних моих, откинув всякое лицемерие и страх мирского суда, я не боюсь никого, кроме Бога. Когда совесть моя мирна, сердце весело играет, как у младенца, когда вся жизнь моя была одним днём служения моему Старцу и детям моим о Христе, то чего мне опасаться?”.

“Хоть в Сибирь меня пошлите, хоть костёр разведите, хоть на огонь поставьте, я буду тот же Леонид. Я к себе никого не зову, а кто приходит ко мне, тех гнать не могу от себя. Особенно в простонародии многие погибают от неразумия и нуждаются в духовной помощи. Как могу презреть их вопиющие душевные нужды?”

И Старец Амвросий пишет в одном письме: “…могу ли я вас оставить, когда я, по недостатку истинного рассуждения, презрел своё — душу и собственное спасение оставил на произвол судьбы, мняся заботиться о душевной пользе ближних. Не знаю, есть ли кто неразумнее меня? Будучи немощен крайне телом и душою, беруся за дела сильных и здоровых душевно и телесно”…

В другом письме он же пишет: “Правду сказать, что мне не следовало бы учить лучших себя ради непотребства моего духовного; но мне жаль тебя, когда вижу, что враг тебе очень досаждает своими злыми кознями; и этой жалостью побеждаюсь и убеждаюсь объяснять тебе такие вещи, которые выше меня”…

Любовь к немощной братии побуждала и затворников оставлять столь вожделенное для них Молитвенное уединение. Один из них, Георгий, находившийся в затворе в Задонском Богородицком Монастыре 17 лет, говорил: “В каком я находился утешении во дни моего уединения! Желал бы все минуты жизни посвятить оному, но жаль оставить вас без посещения. Вы без меня впадёте в уныние и сухость души, а потому и убеждаюсь я пожертвовать для беседы с вами хотя малым временем”. Любовь открывала уста молчальников и двигала перстами их по хартии, заставляя писать. “Я, возлюбленные, — говорит о себе “искушённый в десных и шуиих” Святой Исаак Сирин, — поелику вдался в юродство, то не могу сохранить тайну в молчании, но делаюсь несмысленным для пользы братии, потому что такова истинная Любовь; она не может содержать что-либо втайне от возлюбленных своих”.

Самоотверженная, чисто материнская Любовь Старца заставляет его брать на себя даже непосильное. Когда один послушник (Авва Дорофей) просил Великого Старца понести его грехи, Старец отвечал: “Ты просишь о деле, превышающем мои силы, но нахожу тебе меру Любви; по приверженности к тебе я беру на себя и понесу твоё бремя” (отв.19, Дорофею); “думая, что имею Любовь к Богу — сострадательному и милостивому Владыке — я решаюсь сказать: беру теперь на себя половину твоего бремени. Если хочешь всё возложить на меня, то ради послушания, принимаю сие; дам ответ за тебя в день Суда”. “Бог знает, что ни часа, ни мгновения ока не пройдёт без того, чтобы я не имел тебя в памяти и не Молился за тебя”… Наконец, из-за той же Любви, в другом месте, подобно Моисею, Молившемуся Богу и готовому предать себя за народ свой, этот Великий Старец говорил: “Помолись обо мне, чтобы я с дерзновением мог изречь: Отче, даждь ми, да идеже буду аз, будут (Ин. 16, 24) и дети мои. Поверь мне, брат, что дух мой усердствует сказать моему Владыке, который радуется о прошении рабов Своих: Владыко! или вместе со мною введи и чад моих в царство Свое, или изгладь и меня из книги Твоей”.

И эта только любовь даёт силы Старцу вести терпеливо ученика по трудному и тернистому пути совершенства и переносить из-за него скорби. Ибо “бывает иной раз, что учитель предаётся безчестию и подвергается искушениям за получивших от него духовную пользу. Ибо, говорит, мы безчестны и немощны: вы же славны и крепки в Христе” ( 1 Кор. 4, 10). Своей самоотверженной любовью Старец воспитывает к себе любовь послушника, и послушник, когда знает, что около него есть человек, желающий ему блага душевного столько же, сколько он сам себе желает, и даже более его самого, самоотверженно и безкорыстно любящий его, то невольно стремится оправдать это благожелание другого.

Помимо желания самого блага и угождения Богу, у него, помимо его воли и сознания, является желание не оскорбить любящего его наставника. Своим светильником — любовью и примером — Старец возжигает и раздувает в ученике искру любви к себе и Богу, насаждает и взращивает у послушника зерно веры, на котором растёт древо безпрекословного послушания, спасающее и ученика и Старца. К воспитанию любви и Веры в послушнике и должно быть, собственно, направлено всё старческое окормление, и Старец тщательно должен охранять Любовь и Веру в послушнике самоподдержанием и себя на высоте. Насколько Старец видит к себе Веру, как послушников, так и мирских посетителей, настолько он обязан со всяким опасением блюсти себя во всём, что делает и говорит, зная, что все смотрят на него как на главный образец, и всё от него принимают за правило и закон…

Коротко, неполно, но куда тут до полноты, если перед тобой такая широта и высь как Старчество — мысли разбегаются… Возвращаясь же к Отцу Николаю, хочу выказать полную свою убежденность, что, его пастырское служение есть продолжение в духе и истине великого Старческого подвига всего сонма Православных Старцев. Да и как устье реки может не являться продолжением истоков? А там у истоков самые великие: Антоний, Макарий, Пахомий и несть им числа… Вся жизнь Отца Николая — твёрдое и безусловное тому подтверждение. Недаром постоянно звучала в его устах любимая поговорка Святого Преподобного Амвросия Оптинского "Где просто, там Ангелов со сто…".

Один всего лишь пример (выше их было достаточно). Батюшка всемерно прививал духовным чадам любовь к Святыне, Животворящему Кресту Господню. Но что слова, не подкрепленные самоей жизнью? "Напрасно учит тот, — утверждает Святой Преподобный Авва Исаия, — у кого дела не соответствуют учению"…

Вспоминает матушка Нила:

"Однажды Отец Николай говорит нам: "Ну вот, сестрички, сейчас будете пилить старые Кресты". Принёс пилу. Мы сразу за работу, спилили и ждём. А Кресты подгнившие были, на труху развалились. Вдруг Батюшка бежит с чистым белоснежным рядном на плече. "Не ваше, — говорит, — женское дело Кресты носить". Собрал всё и с пением "Кресту Твоему покланяемся, Владыка" унёс в баньку, которую прежде истопил. Там и сжёг. Какое благоговение перед Крестом! Как же нам после этого поступать по другому?"  Вот такая гармония внутреннего и внешнего, мысли, слова и поступка.

"Подлинный Старец, прежде всего благодаря высокой духовности, бережно относится к каждому конкретному человеку. В силу своей опытности и благодатного дара он раскрывает образ Божий в человеке теми средствами, которые созвучны его духовному устроению и возрасту…".

* * *

Связь Старца и ученика не разрывается даже смертью. Молитвы Старца о духовном чаде будут сопровождать того и после смерти духовного Наставника. Некий инок спрашивает подвижника: "Как должно молить отцов о прощении грехов своих?" Ответ даётся такой: "Когда молишь отцов, отошедших ко Господу, то следует говорить: "простите меня". Когда еще пребывающих с нами, то: "Помолитесь о нас, чтобы получить нам прощение". А когда молишь Самого Владыку, говори так: "Помилуй меня, Владыка, ради святых Твоих мучеников и ради святых отцов, и молитвами их прости мне согрешения мои".

Помилуй нас, Господи, ради  Твоего, Праведного Протоиерея Николая, и Молитвами его прости нам согрешения наши!
Ноябрь 2002