Авторизация

E-mail:
Пароль:
Проект «Закон Божий»

Молитва undefined (часовня)
Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru
Православная библиотека
Каталог православных сайтов
Православный интернет магазин Русский Паломник. Православные книги, фильмы, аудиокниги, песнопения
Православные выставки ярмарки
Официальный сайт Нарвской и Причудской епархии / Narvaeparhia.ee
Православные праздники

баннер Подберезье

и это Подберезье
облачение священника, церковные облачения
 

Официальный сайт Нарвской и Причудской епархии / Narvaeparhia.ee
Официальный сайт Нарвской и Причудской епархии / Narvaeparhia.ee

Алипий (Воронов). Непридуманные истории

Алипий (Воронов). Непридуманные истории

Алипий (Воронов)Архимандрит Алипий (Воронов) фактически был «бескровным мучеником». На его долю выпало бороться за то, чтобы монастырь продолжал быть, с советской государственной машиной.

Не раз властьимущие пытались закрыть Псково-Печерскую обитель, подобные распоряжения поступали от самого Хрущева, стремившегося «показать стране последнего попа». Но благодаря выдержке архимандрита Алипия монастырь продолжал жить и нести свое служение. Против любых нападок властей архимандрит находил веские аргументы, нужное слово, при этом стараясь с присущей ему смекалкой выйти из трудной ситуации.

Ниже приведены «клейма жития» Алипия (Воронова), запечатленные В.Нарциссовым, С.Ямщиковым, В.Курбатовым, Арх. Нафанаилом.

Гости из Финляндии

Приезжают как-то в Псково-Печерский монастырь гости из Финляндии. Для них проводят экскурсию, рассказывают обо всех святынях обители, кормят обедом, поят монастырским квасом. Все довольны. И вдруг один финский товарищ, торжествующе ухмыляясь, говорит: «Космонавты-то на небо летали, а Бога не нашли». Отец архимандрит ему отвечает: «Такая беда может и с вами случиться: в Хельсинки бывали, президента не видали».

Монастырская дорога

Из Пачковского поселкового совета приходит в монастырь жалоба, что, дескать, к хозяйственным воротам обители ведет ужасная дорога: люди падают, калечатся, животные ноги ломают.

Архимандрит Алипий пишет ответ: «По той дороге никто, кроме монахов да монастырских коров не ходит, так что спасибо за трогательную заботу о нас. Рады будем исправить дорогу. Только зимой таких работ не проводят, а весной присылайте смету — какую делать: грунтовую, булыжную, асфальтовую. Но прежде пусть оформят эти земли как монастырские, а то ведь их отобрали. В общем, мы не отказываемся внести свой труд в дело общественного строительства и построить удобную дорогу к обители. Только как мы дерзнем противоречить главному редактору газеты „Печорская правда“ Костомарову, который постоянно призывает, чтобы к монастырю и близко никто не подходил?»

Больше о той дороге не вспоминали.

Все коммунисты — в гости к нам!

У архимандрита Алипия звонит телефон. Из трубки раздается серьезный голос большого начальника: «Иван Михайлович (так он называл отца Алипия), мы не можем больше предоставлять монастырю пастбищ, которые принадлежат народу. Пасите коров, где хотите».

Через несколько дней снова звонок. Тот же голос говорит отцу Алипию: «Приехала большая делегация — коммунисты со всего мира. Монастырь — лицо Печор. Нужно провести экскурсию, показать Пещеры, потом накормить, угостить квасом — сами знаете. Надеюсь на ваше понимание».

И вот после сытного обеда гости прогуливаются по монастырю. Архимандрит Алипий отдает приказ выпустить всех коров и быков внутрь монастыря на клумбы. Это становится полной неожиданностью для заслуженных деятелей пролетарского движения, многие из которых впервые сталкиваются с подобными животными. Одна пожилая французская коммунистка влезает со страху на сторожевую будку. Старый никарагуанский марксист подвергается нападению племенного быка.

У архимандрита Алипия разрывается телефон. Все тот же голос негодующе кричит: «Что это за безобразие. Иван Михайлович? Что это за публичная оплеуха коммунистическому движению?» Отец Алипий спокойно отвечает: «Какая оплеуха? Вы же сами знаете — животные могут заболеть. Вот мы и решили, что раз другого выхода нет, будем их пасти внутри монастыря».

В тот же день монастырю были возвращены все пастбища.

Алипий (Воронов)

«Советская» пещера

Советские ученые были очень обеспокоены отсутствием запаха от захоронений в монастырских Пещерах. Они говорили так: «Монахи обманывают народ, будто нет запаха. Советская наука открыла, что этот запах поглощается песком!» Между тем, мировой науке известно, что кварц — а в Пещерах кварцевый песчаник — в химические реакции не вступает.

Тогда советские ученые провели в Московской области научный эксперимент: нашли аналогичный песчаник, выкопали пещеру, положили в нее гроб с телом. Через несколько дней ученые, трудящиеся, мировая общественность были приглашены в ту пещеру на симпозиум. Однако симпозиум не состоялся: в пещере стоял такой смрад, что никто не мог туда даже войти.

«Зачем Вы клевещете на советский женщин?»

Вызывает архимандрита Алипия высокий начальник.
— Что это? Говорят, у ваших монахов у каждого по три бабы в келье. Почему допустили?
— Как? Неужели Вы не слышали о моральном облике строителя коммунизма?
— Почему же, слышал, знаю.
— Зачем же Вы тогда клевещете на советских женщин? Ни одна советская женщина, в отличие от загнивающего Запада, не позволит себе вступить в незаконную связь, тем более с каким-то мракобесом-монахом. А иностранкам Вы не даете виз. Так что это невозможно.
— Конечно. Значит, правильно говорят, что у вас женщина унижена.
— Как же унижена? Посмотрите, у нас женщины даже в службе участвуют: поют на клиросе, храмы украшают, следят за облачениями… Это у вас в военкомате они унижены — только мужчин берете.

«Яко да Царя всех подымем»

В Печорский райисполком поступает тайное донесение. В нем сообщается, что монахи хотят поднять царя в Пещерах.

Однако после тщательного исследования выяснилось, что информатор неправильно понял слова Литургии: «Яко да Царя всех подымем»

«А что, пионеры не люди?»

Как-то в монастыре на время закрыли Пещеры. И вдруг приезжают важные гости — высокие партийные начальники. Их, конечно, сразу накормили, угостили квасом, и повели в Пещеры. Только открыли дверь — подходят пионеры: можно и нам посмотреть?

«Конечно, можно», — говорит архимандрит Ириней. Партийцы начали было протестовать. «А что, пионеры не люди?» — этим вопросом пролетарская совесть была сражена.

Возвысим голос против неправды

Печерский иеромонах проводил экскурсию по монастырю для итальянских гостей. Один итальянец постоянно перебивает его, задает язвительные вопросы, вызывающе ведет себя. Наконец, иеромонах не выдерживает и громко делает ему замечание. Итальянец принимает вид оскорбленного самолюбия, с негодованием смотрит вокруг и восклицает: «Как? Вы повысили голос?» «Да, — отвечает иеромонах, — у нас во всех газетах призывают возвысить свой голос против всякой неправды!»

Квас в «логове контрреволюции»

Приезжает однажды в монастырь генерал. Для него провели экскурсию, показали Пещеры, потом его накормили, напоили монастырским квасом, сводили на Святую горку. Там генерал изъявил желание отдохнуть вместе с отцом архимандритом. Присели в беседке.
— Все у вас хорошо в монастыре, одно только плохо. С немцами вы сотрудничали во время войны.
— Не может быть! Вы — и клевещете на советское правительство!?
— Каким образом?
— Разве оно бы допустило, чтобы враг Отечества остался безнаказанным? Или Вы думаете, что доблестная советская разведка упустила такое вопиющее преступление?
— Это, конечно, невозможно…
— Но Вы же и на себя клевещете!
— Как?
— Могли бы Вы общаться с врагами народа? Стали бы пить квас в логове контрреволюционеров?

Последним доводом генерал был окончательно сломлен. Слишком сладок показался ему квас.

Святитель Николай

Праздник святителя Николая в монастыре. На службе проповедует отец Алипий: «Недавно „Печорская правда“, ссылаясь на Евсевия Самосатского, написала, что святителя Николая никогда не существовало. Вопрос: у кого в Печорском районе есть книги вышеупомянутого Евсевия, чтобы проверить это утверждение? Далее — если историк о ком-то не пишет, это не значит, что этого человека не было. Известно, что Евсевий Самосатский был арианином. Между тем, на Вселенском Соборе святитель Николай дал Арию пощечину. Будет ли писать о нем Евсевий? Сомневаюсь. Я думаю, все дело в том, что святитель Николай не пришел в Пачковский сельсовет зарегистрироваться и не прописался в Печорском горисполкоме. Однако подтверждения того, что святитель Николай и был, и есть, мы знаем.

Как-то в Троице-Сергиевой Лавре, после реставрационных работ, я встретился и разговаривал с одним военным командиром. Он мне сказал так: „Есть ли Бог, не знаю, но что есть святитель Николай — это точно“. И рассказал такую историю: „Во время войны наш корабль подбили в Черном море, и он начал тонуть. Видим — дело плохо. Однако атеистический страх не позволял молиться. И вдруг один из наших матросов предлагает помолиться святителю Николаю — покровителю моряков. Все согласились: встали на колени и, как могли, попросили его о помощи. И тут наш корабль выправляется и плывет, как ни в чем не бывало. Так и принес нас — с пробоиной — прямо до берега. И чудно сказать, я даже не успел приказа отдать, как вся команда бросилась в церковь — поставить по свечке святителю Николаю“.

Вот что рассказал мне военный командир — это вам не Евсевий Самосатский».

«Лучше умру мучеником, но обитель не закрою»

Зима. Мороз. Архимандрит Алипий греется в келье у камина. Приходит келейник: «К Вам гости». Входят двое в штатском. Подают бумагу. Отцу Алипию приказывают объявить на братской трапезе о закрытии монастыря и роспуске братии. Стоит подпись Хрущева. Отец Алипий рвет бумагу и бросает в камин. Двое в штатском бледнеют как полотно: «Что Вы сделали?» Отец Алипий встает: «Я лучше пойду на мученическую смерть, чем закрою обитель».

Монастырь так и не был закрыт.

Сколько в России верующих?

Однажды был большой прием в Псково-Печерском монастыре, устроенный специально для представителей зарубежной прессы. Приехало около 150 корреспондентов самых разных газет, журналов, телевидения. В трапезной монастыря был накрыт праздничный стол, во главе которого сидел отец Алипий со своими помощниками.

Самый бойкий корреспондент одной американской газеты сразу вскочил и на довольно приличном русском спросил:
— Игумен, скажите, сколько у вас в стране верующих?

Алипий спокойно повернулся к одному из помощников и спросил:
— Скажите, сколько у нас в стране население?
— Около 230 миллионов.
— Вот столько у нас в стране и верующих, — ответил Алипий.
— Как! У вас же атеистическая страна?!
— Вера познается в трудные годы. Когда началась война, Сталин в своем первом обращении к народу сказал: «Братья и сестры» (не сёстры -!). Так я каждый день начинаю свои проповеди. Значит, в трудную минуту верят все, значит все верующие.

«Народный» контроль

Как-то народный контроль решил проверить финансовую деятельность монастыря.
— Скажите, а кто вас послал, — спросил Алипий.
— Вот мы, финансовые…
— Нет, у меня есть только один начальник. Это Владыка Псковский, епископ Иоанн. Поезжайте к нему за разрешением, и тогда я вас допущу до своих финансовых бумаг.

Народные контролеры уехали, через пару часов Иоанн позвонил Алипию и попросил допустить контролеров для проверки.
— Звонок к делу не пришьешь, пришлите мне телеграмму, — ответил Алипий.

Телеграмма пришла через час, а еще через час приехала делегация, и тогда Алипий, держа в руках телеграмму, спросил:
— Скажите, вы все коммунисты?
— Да, в основном коммунисты…
— И получили благословение у духовного отца??? У Псковского Владыки??? Ну вот, я сейчас пошлю-ка эту телеграмму в обком партии…

На этом история с финансовой проверкой монастыря и закончилась.

Алипий (Воронов)

Выборы по-печерски

Как известно, в застойные годы все должны были принимать участие в выборах. Не исключая и монахов Псково-Печерского монастыря. Обычно ящик привозили прямо в монастырь, где и происходил обряд голосования. Но вот новый секретарь обкома, возмущенный неподобающей для чернецов честью, распорядился «прекратить безобразие». «Пусть сами приходят голосовать».

«Прекрасно», — сказал, узнав об этом, архимандрит Алипий, наместник монастыря. И вот наступило воскресенье, долгожданный день выборов. После литургии и братской трапезы монахи выстроились по двое и с духовными песнопениями отправились через весь город на избирательный пункт. Можно представить себе состояние мирных советских граждан, наблюдавших подобное зрелище. Когда же в довершение ко всему монахи начали служить молебен прямо на избирательном участке, чиновники пытались протестовать. «У нас так положено», — ответствовал отец Алипий. Проголосовав, монахи так же чинно, через весь город вернулись в монастырь. В дальнейшем, избирательную урну стали снова приносить на место.

«Научные аферисты»

Очень любил отец Алипий самолично проводить экскурсии по монастырским пещерам. Однажды в монастырь приехала делегация достаточно высокопоставленных чинов, и Алипий повел их в пещеры.

Перед экскурсией он неизменной просил своего келейника намочить носовой платок в аромате сирени. Во время экскурсии по пещерам почти всегда начинали раздаваться усмешки. И тогда Алипий, обратившись к насмешнику, сказал:

— Вот вы, молодой человек со средним образованием, не олух, как я слышал. Вот объясните мне — здесь, в шаге от нас, лежит, собственно говоря, разлагающееся тело монаха. А вы суньте нос и понюхайте, — есть запах тления?

Молодой человек начинает что-что невнятно объяснять об особых свойствах ущелья и пещер.

— Хорошо, — парирует Алипий, — а теперь нате вам платочек, понюхайте. Узнаете духи? А теперь понюхайте стоящие живые цветы. Узнаете? Вот так. Если бы вы, мерзавцы, были объективны. Мы лишенцы, у нас нет ничего… А вы, вы не научные атеисты, а научные аферисты.

Государственные нищие

Архимандрит Алипий, будучи наместником, мог ответить острым словцом кому угодно. Вызывали его как-то раз городские власти:
— Почему вы не можете навести у себя порядок? Ведь у вас нищие в монастыре!
— Простите, — отвечает отец Алипий, — но нищие не у меня, а у вас.
— Как это у нас?
— А очень просто. Земля, если помните, отнята у монастыря по Святые ворота. Нищие с какой стороны ворот стоят, с внешней или с внутренней?
— С внешней.
— Вот я и говорю, что они у вас. А у меня в монастыре вся братия напоена, накормлена, одета и обута. А коли уж вы так нищих не любите, так вы платите им пенсию рублей по 500. И если после этого милостыню будет кто-то просить — того, я думаю, можно и по закону наказать. А у меня нищих нет.

«Монастырская чума»

Один из самых интересных курьезов до сих пор вспоминают в монастыре. К приезду очередной государственной комиссии по закрытию монастыря архимандрит Алипий вывесил на Святых вратах извещение, что в монастыре чума и в силу этого он не может пустить комиссию на территорию монастыря. Во главе комиссии была председатель Комитета по культуре Медведева А.И. Именно к ней и обратился отец Алипий:

— Мне то своих монахов, дураков, простите, не жалко, потому что они все равно в Царствии небесном прописаны. А Вас Анна Ивановна, и ваших начальников — пустить не могу. Я ведь за вас, и ваших начальников на Страшном суде-то и слов не найду, как за вас отвечать. Так что простите, я вам врата не открою.

А сам — в очередной раз в самолет и в Москву. И опять хлопотать, обивать пороги, и в очередной раз побеждать.

Алипий (Воронов)

Монашеские песни

Когда отца Алипия спросили гражданские посетители (экскурсанты), как живут монахи, то он обратил их внимание на Богослужение, которое совершалось в Успенском храме.
— Слышите, — спросил Алипий.
— Слышим, — ответили посетители.
— Что слышите?
— Монахи поют.
— Ну вот, если б монахи худо жили, то не запели бы, — подвел итог отец Алипий.

Свободный труд

Однажды увидев как верующие в монастыре разделывали клумбочки, оформляли цветники, один из представителей Печорских властей спросил:
— Кто работает у вас в монастыре и на каком основании?
— Это народ-хозяин трудится на своей собственной земле, — ответил Алипий.

Больше вопросов не последовало.

«Побеждает тот, кто переходит в наступление»

«Побеждает тот, кто переходит в наступление», — этот принцип отец Алипий принес еще из мирской жизни, из страшных времен Великой Отечественной. Впрочем, он следовал ему всегда, особенно когда вставал вопрос о несправедливом притеснении монастыря, верующих.

Во время эпидемии ящура отец Алипий объяснял властям, что служение в храме прекращаться не будет, потому что «коровы в храм не ходят, и ни одно учреждение не прекращает своей работы по случаю ящура».

Когда отец Алипий сжег бумагу о закрытии Псково-Печерского монастыря на глазах «государевых посланцев», он повернулся к ним и сказал:
— Лучше я приму мученическую смерть, но монастыря не закрою.

Когда пришли отбирать ключи от пещер, он скомандовал своему келейнику:
— Отец Корнилий, давай сюда топор, головы рубить будем!

После этих слов, видя решимость в глазах отца Алипия, пришедшие обратились в бегство.

«Бес обретет храмину пустую»

Пастырей церкви, прибывающих в обитель, отец Алипий наставлял прилежному служению в своем храме.
— Вот Вы, батюшка, от своего храма уехали, и в вашем храме бес будет служить.
— Как так?
— Бес обретет храмину пустую, — по-евангельски отвечал отец Алипий.

Источник: Летопись жизни Алипия (Воронова)

источник http://pechori.ru/people/alipij-voronov-nepridumannye-istorii/


Назад к списку